Портал Мусульман Кавказа

Итоги Берлинской конференции, посвященной миру на Кавказе

100% нравится
28 декабря 2016, 11:12

Итоги Берлинской конференции, посвященной миру на Кавказе

Об итогах Международного форума «Противодействие радикализму как условие мира на Кавказе» и своей рабочей поездки в Берлин перед муфтием Ставропольского края Мухаммадом-хаджи Рахимовым отчитался его советник Аль-Сарори Хешам.

Конференция была проведена в столице Германии в ноябре текущего года МИД Германии и России и консорциумом «Партнерство во имя мира», объединяющего более 800 военных вузов и научных центров, занимающихся исследованиями в области безопасности, из 60 стран мира.

Помимо советника муфтия Ставропольского края Хешама Аль-Сарори нашу страну на форуме представлял директор филиала Российской академии госслужбы и народного хозяйства при президенте (РАНХиГС) Юрий Васильев.

Участники форума обменялись опытом противодействия экстремизму и терроризму, а основным вопросом стало, то каким образом Россия и Запад могут сообща противостоять «Исламскому государству».

Текст выступления советника муфтия на Бердинской конференции: 

Алдар Куватов 

Роль религии и гражданского общества в противодействии исламскому радикализму.

Исламский радикализм стал сегодня одной из самых трендовых тем публикаций средств массовой информации. К сожалению, в погоне за «сенсацией» многие авторы не всегда берут на себя ответственность за подобные материалы и обостряют проблему.

Часто происходит так, что у далекой от Ислама аудитории формируется искаженное представление о мусульманах, происходит так называемая «демонизация исламского фактора». Исламом пугают население Европы. Экстраполируемый на мусульман «образ врага» используется нечистоплотными политиками как инструмент информационной войны в расчете на достижение собственных корыстных интересов.

В свою очередь, сами мусульмане крайне болезненно реагируют на любые спекуляции на тему религии. Мусульманская молодежь, не искушенная в политической подоплеке этой интриги, становится «легкой добычей» для не менее безответственных в нравственном отношении лидеров всевозможных террористических структур.

Таким образом, подобная схема развития событий является изначально тупиковой и не способствует конструктивному решению проблем, связанных с международной террористической угрозой. Показательными примерами «обреченности» такого подхода мировой общественности к диалогу с «Исламским миром» являются активно используемые в средствах массовой информации термины «умеренная оппозиция» и «исламизация».

Анализируя современные внутрисирийский, внутрийеменский и другие вооруженные конфликты, порожденные «арабской весной», становится очевидной вся бессмысленность и нелогичность подобных определений. Ведь террористы, под каким флагом они бы ни выступали, априори не могут быть «умеренными», как не могут быть «умеренными» убийцы или насильники и вообще преступники.

Также не логично обвинять мусульман в «исламизации» Европы из-за спровоцированной самим Западом массовой миграции арабского населения. Конечно, среди мигрантов далеко не всегда можно видеть выдающихся представителей арабской цивилизации, что играет на руку пропаганде «исламской угрозы». При этом умалчивается, что без внешнего вмешательства в события на Ближнем Востоке все эти люди мирно проживали у себя на родине.

Хочу сразу оговориться, что диалог западной и восточной культурных цивилизаций возможен и даже необходим. Но искусственно спровоцированные, ускоренные миграционные процессы, отягощенные последствиями боевых действий, едва ли могут способствовать подобному диалогу и будут лишь накапливать конфликтный потенциал.

Здесь также стоит остановиться на анализе причин всплеска исламского радикализма. Как экономист, я рассматриваю это явление в контексте краха идеологической концепции построения «арабского социализма», некогда доминировавшей на Ближнем Востоке.

Ориентируясь на советскую социалистическую модель, многие ближневосточные лидеры (Джемаль Абель Насер, Муаммар Каддафи, Хафез Асад и др.) активно продвигали идею консолидации арабского общества на платформе национализации основных средств производства и избавления от колониальной зависимости. В свое время это стало мощным толчком для развития национальных экономик стран Ближнего Востока. Развивался промышленный сектор экономики, реализовывались масштабные проекты в сфере транспортной инфраструктуры и энергетики (Асуанская плотина и т.п.).

Реагируя на «усиление советского влияния», Запад, в свою очередь, активно поддерживал и поддерживает некоторые традиционные арабские монархии. Целью такой политики является искусственное ограничение ориентации экономических систем этих стран в узких рамках «экспортно-сырьевого» сектора. Это позволяет Западу и, прежде всего США, регулировать ценообразование на мировом рынке углеводородного сырья, действуя в угоду своему союзнику в регионе – Израилю.

С распадом СССР социалистическая концепция утратила свою актуальность, а накопившиеся за долгие годы нерешенные социально-экономические проблемы лишь усугубили кризисные явления в национальных экономиках этих стран. В условиях образовавшегося «идеологического вакуума» произошел всплеск популярности «исламского фактора» - как новой идеологической концепции, консолидирующей «арабский мир» и подогреваемой традиционными для Ближнего Востока антиизраильскими настроениями.

Этой ситуацией воспользовались как нечистоплотные западные политики, заинтересованные в экономическом реванше на Ближнем Востоке, так и лидеры террористов.

Первые в ходе «арабской весны» добиваются изменения последствий деколонизации арабских стран, в первую очередь, за счет пересмотра итогов национализации основных средств производства в сфере энергетики и транспортной инфраструктуры.

Радикальные исламисты, в свою очередь, взялись за объединение Ближнего Востока по религиозному признаку с целью создания глобального террористического анклава, отказавшись от идеи прежнего национально-государственного суверенитета народов.

Подобный конфликтогенный анклав в лице «ДАИШ» мы сегодня наблюдаем на Ближнем Востоке. Там полностью отсутствуют условия для успешного экономического развития региональных государств, процветает насилие и мы можем уверенно говорить об абсолютно уникальном своеобразном мировом явлении «государственного» или «интернационального» терроризма в транснациональном масштабе.

 

Говоря о роли институтов гражданского общества и религиозных организаций в борьбе с этим явлением, следует выделить идеологический, политический и экономический аспекты.

1. Идеологический аспект такого участия заключается в сотрудничестве всех прогрессивных сил мировой общественности и выработке общих подходов к определению негативного отношения к «ДАИШ» и тем политическим режимам, которые поощряют международный терроризм. Это мощный потенциал, если принимать во внимание авторитет духовных лидеров, открыто выступающих с критикой терроризма.

Исламская доктрина богата примерами издания «фетв» - общеобязательных для всех мусульман религиозных постановлений по отдельным вопросам, связанным с отношением к тем или иным явлениям. Они содержат конкретные разъяснения, запреты и правила поведения, предельно ясны и просты в понимании. Эффективным способом реализации идеи издания «фетв», осуждающих «ДАИШ», могла бы стать практика взаимодействия с руководством «Всемирного Совета мусульманских ученых», представители которого официально наделены подобными полномочиями и в интересах верующих способны выступить с такой инициативой.

Не менее эффективной могла бы стать практика координации усилий общественных институтов в организации информационных и массовых протестных акций против нечистоплотных политиков непосредственно в странах, чьи режимы вовлечены в вооруженные конфликты. Политики, особенно в так называемых «демократических странах» Запада, не смогут бесконечно игнорировать критику в свой адрес со стороны собственного электората.

При этом, хочу обратить внимание аудитории на необходимость учитывать особенности менталитета арабов. Здесь не сработает пропаганда «западных ценностей демократии», ибо такая «свобода» на Ближнем Востоке, как и в любом консервативном обществе, будет в негативном смысле ассоциироваться с половой распущенностью, развратом, то есть с «грехом». В этом смысле Запад не авторитет для Ближнего Востока. Гораздо важнее для гражданских институтов стран Европы оказать давление на свои правительства, чтобы эти страны начали открыто демонстрировать «арабскому миру» свою готовность к равноправному диалогу.

Наглядным примером такой демонстрации может стать взаимодействие с мусульманами у себя в стране. Подобный положительный опыт есть в России, что подтверждает мое личное участие в столь уважаемом собрании.

Российские муфтияты активно участвуют в социальной адаптации мусульман, помогают официальным властям эффективно реализовывать внутреннюю политику. Это, в свою очередь, подтверждается восстановлением экономики в республиках Северного Кавказа, где раньше существовала проблема радикализации мусульман.

2. Политический аспект участия институтов гражданского общества и религиозных организаций в противодействии радикализму заключается в стимулировании принятия правительствами государств-постоянных членов Совета Безопасности ООН новой резолюции по Сирии, где были бы закреплены следующие принципы:

- «политическое урегулирование внутрисирийского вооруженного конфликта, как и дальнейшую судьбу народа Сирии, должны определять сами сирийцы.»;

- «поддержка террористов под предлогом их соотнесения с оппозиционными силами противоречит международному праву и является незаконным вмешательством во внутренние дела суверенного государства»;

- «применение военной силы на территории иностранных государств допустимо лишь в случае признания большинством членов Совета Безопасности ООН исходящей из данного региона международной террористической угрозы без разделения ее источников на «умеренную» или «неумеренную» оппозицию».

3. Экономический аспект заключается в оказании всеми прогрессивными общественными силами помощи правительствам стран социальной адаптации мусульман. Ключевым аспектом такой помощи могла бы стать выработка рекомендаций по трудоустройству мусульман в рамках реализации международных экономических проектов на территории таких стран с минимальным привлечением иностранной рабочей силы. Эти же организации, выступая в рамках поддержки таких проектов в качестве «наблюдателей», могли бы оговаривать фиксированные размеры оплаты их труда в соответствии с потребностями в обеспечении достойного уровня жизни.

Не менее важным аспектом вовлечения мусульман в экономическую сферу интересов мирового сообщества могла бы стать идея использования «исламских трудовых ресурсов» за пределами стран их проживания в организованном масштабе, избегая стихийной трудовой миграции. Эффективным инструментом регулирования этого процесса представляется создание международного трудового агентства с аккредитацией его филиалов в странах, испытывающих дефицит трудовых ресурсов.

Завершая свое выступление, я заранее благодарю уважаемую аудиторию за оказанное мне внимание и хочу подчеркнуть, что проблема радикализации мусульман сегодня – это проблема мирового сообщества, а не только самих мусульман. Решать эту проблему сможет только мировое сообщество.

 

Просмотров: 226

Понравилась статья? расскажите друзьям:

Комментарии (0)

    Вверх