Портал Мусульман Кавказа

Муфтий Гайнутдин об экстремизме

0% нравится
10 июля 2016, 13:56

Муфтий Гайнутдин об экстремизме

Глава Совета муфтиев и Духовного управления мусульман Российской Федерации муфтий шейх Равиль Гайнутдин рассказал корреспонденту «ВМ» о религиозных традициях, строительстве новых мечетей в столице и борьбе с проповедниками радикальных идей.

Муфтий шейх Равиль Гайнутдин ровно тридцать три года служит своей вере.

Принципиальный защитник мира, он на протяжении всей своей деятельности проводит политику единства между традиционными конфессиями Российской Федерации, каждый раз напоминая, что различий между нами гораздо меньше, чем общих задач, стремлений и чаяний. В один из самых главных праздников для мусульман всего мира Ураза-байрам глава мусульман России рассказал, как сегодня последователи ислама участвуют в жизни всего общества, и прокомментировал самые острые вопросы и проблемы современного мира и религиозного сознания.

 — Равиль-хазрат, сегодня мусульмане столицы, России и всего мира отмечают Ураза-байрам. Расскажите о главных особенностях и традициях этого праздника.

— Несмотря на то, что главным праздником в исламе является Курбан-байрам, Праздник жертвоприношения, знаменующий завершение паломничества верующих к святым местам, хаджа, именно Ураза-байрам, Праздник разговения, считается среди мусульман самым красивым, торжественным и сакральным. Господь миров, Аллах, дал великий пост между ним и человеком. Выдержавший его в течение всего месяца Рамадан не только очищается от грехов.

Господь говорит, что он сам станет наградой верующего, а это значит, человек может достичь безграничной милости и прощения Бога. В день Ураза-байрама по всему миру мусульмане должны пребывать в радости, надевать самую красивую, новую, чистую одежду и быть по-настоящему прекрасными во всем.

 — Это один из заветов пророка Мухаммеда?  

— Да. Он говорил, что Аллах сам прекрасен и любит прекрасных. Быть красивым в праздник Ураза-байрам, отправляясь на утреннее богослужение, — призыв пророка Мухаммеда. Он сам любил во всем опрятность, чистоту и красоту, к чему и призывал своих последователей. Когда мужчины утром отправляются на праздничный намаз в мечеть, они должны показывать пример опрятности и ухоженности.

 — Чем в это время заняты женщины и дети?  

— Они ожидают своих мужей, сыновей и отцов дома и готовят праздничное угощение.

После того как глава семьи вернется из мечети, наступит время праздничной трапезы, на которую по традиции приглашаются все родственники, друзья и соседи. Но на этом праздник не заканчивается.

Далее мусульмане отправляются навещать могилы своих родных и близких, приводить их в порядок. Так мы тоже выполняем завет нашего пророка, который призывал посещать захоронения, чтобы помнить: Бог создал нас из глины, и мы вернемся в землю до того дня, когда возродимся и предстанем перед Всевышним, чтобы отчитаться за то, как мы жили на земле.

 — 5 июля завершается работа Шатра Рамадана на Поклонной горе. Как вы оцениваете его деятельность в этом году?  

— В этот раз мы нашли новые способы, методы и подходы, чтобы достучаться до души и разума нашей мусульманской молодежи, а также ученых, творческих деятелей и спортсменов.

Здесь основное отличие Шатра Рамадана 2016 года. Прежде здесь проходили вечера, посвященные исключительно российским мусульманским республикам и иным исламским странам. Они представляли в Шатре свои программы, знакомя гостей со своей историей и культурой. В этом году каждый вечер был посвящен еще и одному из аятов священного Корана. Во время вечерней трапезы разговения — ифтара — мы старались всесторонне раскрывать смысл избранного отрывка.

К примеру, так мы говорили о спорте, о здоровом образе жизни, о здоровом духе и необходимости сохранения жизни на земле. Не разрушать землю после ее благоустройства — повеление Всевышнего. Таким образом, каждый вечер ифтара был не только приглашением к угощению, но в намного большей степени призывом к просвещению, к познанию. Гости Шатра получали здесь серьезные знания и по смыслам наших священных писаний, и по нравственным нормам, и по гуманистическим принципам нашей религии. Ислам призывает своих последователей быть уважительными к другим вероисповеданиям, культурам, традициям и защищать покой и согласие во всем мире. Вот это для нас очень важно.

Именно поэтому мы рассматривали проблемы и вопросы, которые сегодня касаются всех. Это и миграция, и беженцы, которые нуждаются в нашей поддержке.

 — В этом году вы приглашали в Шатер известных спортсменов на вечер, посвященный боксеру Мохаммеду Али. Как вы пришли к решению проводить такие тематические встречи?  

— Мохаммед Али, всемирно известный боксер и мусульманин, — настоящий пример и для наших спортсменов, и для всего общества. Он показал, что значит жить верующим, добрым, уважительно относиться ко всем конфессиям и быть настоящим миротворцем. Это реальный человек, у которого нужно учиться. 20 июня к нам в Шатер пришли российские спортсмены — чемпионы мира и Олимпийских игр по единоборствам. Они присутствовали на ифтаре и призывали наших мусульман заниматься спортом. Так мы пропагандируем здоровый образ жизни, ведь наши спортсмены — настоящие кумиры молодежи.

 — Значение проектов, подобных Шатру Рамадана, для мусульман очевидно. Но насколько он важен для всей столицы?  

— Во-первых, его значение в том, что под купол Шатра мог прийти каждый, чтобы получить новые знания.

К тому же он показал всем нашим гостям, всем послам арабских, мусульманских государств, присутствовавшим на ифтарах, что мы умеем в благом деле взаимодействовать с московскими властями. Шатер Рамадана и его культурно-просветительские программы стали реальностью, потому что изначально мы получили поддержку столичного правительства. Оно оказывает нам всяческую помощь, чтобы Шатер был привлекательным, безопасным, чтобы наши гости видели, как слаженно Духовное управление мусульман столицы работает с московскими властями.

И мы очень благодарны мэру Москвы Сергею Собянину за то, что он дает четкие указания своим структурам во взаимодействии с нами организовывать проведение и месяца Рамадан, и праздников — Ураза-байрама и Дня жертвоприношения, Курбан-байрама. Это помогает обеспечивать порядок и безопасность.

 — Мусульманские общественные организации все чаще принимают активное участие в жизни столицы. Каким будет следующее мероприятие, на которое вы пригласите всех?  

— Для начала хочется обратить внимание на событие, состоявшееся перед самым Рамаданом. В столице мы провели ежегодную торговую выставку Halal Expo-2016. Ее могли посетить все желающие и увидеть продукцию от производителей из многих стран мира. Там присутствовали не только продукты из арабских стран, но и товары отечественного и европейского производства.

После завершения Ураза-байрама мы начнем готовиться к Фестивалю чтецов Корана, который пройдет в сентябре. Он также успел стать доброй традицией для нашего города. В «Крокус Сити Холле» соберутся лучшие знатоки священного Корана из 40 стран мира. Представители Азии, Африки, Канады, Австралии и других стран выступят перед шеститысячным залом, в котором мы ждем всех, интересующихся нашей культурой.

 — Вы проводите выставки и культурные мероприятия. В каждом супермаркете есть отдел «халяль», а по городу найдется немало мусульманских магазинов. Есть ли что-то еще, чего недостает верующим в столице?  

— К сожалению, сегодня нам очень сильно не хватает социально-досуговых центров для мусульман. Если мы говорим о воспитании детей, то нужно помнить: они должны знать свою культуру, национальный язык, обычаи — адаты, понимать, как должны относиться к родителям, к старшим и младшим. Это закладывается не только дома, но и в коллективе. Если дети находятся в группе, с ними уже говорят не только мать и отец. Их наставляет учитель, воспитатель. Многие родители, приходя в мечеть, спрашивают: почему у нас нет мусульманских детских садов? Нам необходимы подобные центры. Но их нет, а потребность есть у многих. Что касается спортивных и культурных учреждений, то почему бы самим мусульманам не создавать бассейны, кружки и подобные места, куда каждый мог бы прийти? Но на создание школ и детских садов нет средств ни у наших духовных организаций, ни у отдельных лиц.

 — В прошлом году вы говорили о планах постройки мечети в Новой Москве. На какой стадии проект сейчас?

— Очень радостно понимать, что наши проекты строительства новых мечетей не вызвали никаких споров или конфликтов с властями столицы.

Разумно подойдя к этому вопросу, мы сумели показать, что наше главное желание — удовлетворить запросы мусульман Москвы молиться в мечетях и также просвещаться и наставляться, чтобы люди не получали наставления в темных углах, в гаражах и на складах от чужих, от тех, у кого нет права проповедовать, кто дает экстремистские установки и занимается вербовкой. И московские власти поняли нас. Сегодня мы с уверенностью говорим о том, что вопрос о строительстве мечети в Новой Москве продвигается. Мы провели ряд встреч и разработали концепцию строительства. Я уверен: в скором времени выйдет решение московского правительства о выделении и закреплении земельного участка для осуществления проекта. Далее в планах есть строительство еще одной крупной мечети в Москве. Уже разработана концепция этого комплекса.

Как раз на его территории будут располагаться те самые досуговые центры, которых сегодня не хватает верующим. К этому проекту власти столицы также отнеслись с вниманием, и мы надеемся, что благодаря общему пониманию ситуации мы будем двигаться вперед.

 — Вы упомянули, что пропаганда экстремизма идет в местах, не приспособленных для молитвы. Насколько ситуация с подпольными проповедями остра сегодня?

— Ситуация изменилась в лучшую сторону. Но в гаражах, на складах, торговых точках и в автосервисах, где проповедуют не назначенные муфтием, не получившие разрешения ни от Духовного управления, ни от городских властей, неаттестованные имамы, мы не можем контролировать их деятельность. Она незаконна, и заниматься такими проповедниками должны правоохранительные органы. Мы не отвечаем за незарегистрированные религиозные общины и организации, но сегодня само мусульманское население видит, к каким результатам приводят общение наших детей, их попадание в сети подобных идеологов.

 — Но шли разговоры о том, что и среди официальных мусульманских духовных лиц есть проповедники радикальных течений ислама. Это правда?  

— Я должен признать, что действительно в одной из духовных общин Москвы был проповедник, причислявший себя к традиционному музхабу, то есть течению ислама для России, в своих проповедях, а особенно в личных беседах, продвигавший ваххабитскую, экстремистскую линию, что никоим образом не отвечало интересам Духовного управления мусульман России Москвы. Но это в прошлом. Сегодня таких проповедников в столичных мечетях нет. Ни одного. Каждый имам проходит у нас аттестацию, назначается указом муфтия и несет ответственность за свою проповедь, за то, как он просвещает верующих.

При этом у нас действует совет улемов (знатоков ислама. — «ВМ»), на котором регулярно обсуждается, кто и как из наших проповедников ведет наставления в общинах.

Тревожных звонков пока не поступало ни разу.

 — Контролируете ли вы тех, кто приходит в мечети? Отслеживаете ли экстремистов среди простых молящихся?  

— Да, мы контролируем и выявляем людей, которые пытаются проводить вербовку в наших мечетях. Признаюсь честно: было немало тех, что приходили на молитву, высматривали поддающихся внушению и пытались завербовать их. Этих людей мы выявляли тут же. Больше они к нам не приходят.

 — Вы передавали информацию об этих вербовщиках в правоохранительные органы?  

— Не стану раскрывать все подробности нашей внутренней «кухни». Скажу лишь, что такими людьми, после того как они были выявлены, должны заниматься как раз правоохранители. И будьте уверены: они ими занимаются.

 — Вы сами не раз встречались с экстремистами, говорили с ними. Правда ли, что распознать их можно даже по внешнему виду?  

— Это миф. По одежке нельзя судить, к какому направлению или мазхабу принадлежит мусульманин. Молодежь сегодня одевается по-разному. Но при общении с человеком, имея богословское образование и внимательно слушая, узнавая его мнения по различным вопросам, можно понять, кто он на самом деле.

Все это идет еще с начала 90-х годов, когда было сделано очень многое, чтобы посеять в России зерна экстремизма.

В арабских странах при исламских университетах тогда действовали благотворительные фонды. Они помогали студентам с оплатой, к примеру, жилья и решением прочих бытовых вопросов, а потом давали им духовного наставника, который «помогал» усвоить академические знания. Так они обрабатывали молодых людей. Сейчас, когда даже в Саудовской Аравии поняли, что такое экстремизм, и сами столкнулись с терактами, этих благодетелей, эти фонды прогнали с Ближнего Востока.

 — И все же в этом регионе существует ИГИЛ* или ДАИШ. Как защититься россиянам от влияния этих экстремистов?  

— Я всегда говорю: мы, россияне, увы, не застрахованы от этой чумы с Ближнего Востока. Никто. Ни христиане, ни мусульмане. Она может войти и в наш дом, и наш ребенок может принести нам горе, попав в руки идеологов терроризма. Единственная возможная защита здесь — бдительность. Мы должны внимательно следить, с кем общаются наши дети, куда ходят, какое образование получают. Мы должны знать, на какие сайты в интернете они заходят, что читают. Мы должны быть предельно внимательны, чтобы уберечь наших детей от вербовщиков. Всех, к сожалению, сразу выявить просто невозможно.

 — Как складываются отношения в вашей семье?  

— Будучи мусульманином, я, как мне хотелось бы верить, еще и хороший семьянин, поэтому все свое свободное время я посвящаю своим близким. У меня две дочери и три внука. Когда выдается время отдыха от службы, я хочу, чтобы они приехали ко мне, чтобы я мог уделить им время и своим собственным примером давать духовное наставление. Я болею душой за воспитание нашей молодежи, поэтому хочу, чтобы мои внуки были воспитаны богатыми духовно.

 — Ваше общение сводится лишь к наставлениям?  

— Конечно же, нет. Когда ко мне приезжают внуки, они часто хотят, чтобы я катался с ними на велосипеде или плавал в бассейне. Я не отказываю.

Сажусь на велосипед и еду вместе с ними или плыву.

Один из моих внуков регулярно занимается единоборствами. Кстати, его преподаватель карате — чеченец, а занимаются они в еврейском общинном центре. Это иллюстрация абсолютно нормального взаимодействия между представителями разных народов.

 — Помимо велосипеда и плавания, вы занимаетесь сейчас каким-либо видом спорта?  

— Я стараюсь каждый день или, если не получается, хотя бы три-четыре раза в неделю заниматься на эллиптическом кардио-тренажере. Я стараюсь поддерживать свое физическое состояние на должном уровне, ведь для того, чтобы нормально работать интеллектуально, необходима физическая выносливость. Тем более что много времени у меня каждый день занимает чтение, требующее определенной остроты восприятия.

 — Что вы читаете?

— Когда я еду утром на машине к Соборной мечети, я уже успеваю просмотреть и прочитать все новости, все статьи. Я живо интересуюсь событиями, происходящими в мире, мне необходимо знать, как расставлены политические акценты, какова общая обстановка. К тому же я отслеживаю все книги, которые выпускает Духовное управление, редактирую их.

Без книг настоящее просвещение невозможно.

 Беседовала Анна Поваго

______________

*ИГИЛ - запрещенная в России террористическая группировка
Подробнее:http://www.vm.ru/news/2016/07/04/zhit-po-zavetam-svoej-veri-ravil-gajnutdin-ot-chumi-ekstremizma-spasut-znanie-i-bditelnost-325452.html

 

 

Просмотров: 134

Понравилась статья? расскажите друзьям:

Комментарии (0)

    Вверх