Портал Мусульман Кавказа

Карачаевский пристав Петрусевич

0% нравится
19 февраля 2017, 13:16

Карачаевский пристав Петрусевич

Судебных исполнителей - приставов не любили во все времена. В наше время народная молва стала даже путать их  с выбивателями долгов - коллекторами, что добавило к их недоброй репутации  еще и безжалостную жестокость. Однако истории известны и исключения.

Муфтий Мухаммад-хаджи Рахимов вспоминает:

 - Я помню в детстве в Теберде старики мне рассказывали, что был на Кавказе царский пристав, которого все любили и память о котором в Карачаево-Черкесии чтут до сих пор.

И действительно, в Черкесске есть площадь, носящая  имя царского генерала Петрусевича, который был приставом Эльбрусского военного округа. А в октябре 2015 года в канун Дня судебного пристава на этой площади был открыт ему памятник.

Примечательно, что памятник открывали вместе  Глава Карачаево - Черкесской Республики Рашид Бориспиевич Темрезов и директором Федеральной службы судебных приставов Артур Олегович Парфенчиков.

Так добрая народная память о генерале  и русском приставе была подтверждена и официальным признанием представителей власти современной России.

Чем же русский генерал заслужил к себе такое отношение в местах, где, мягко выражаясь. не всегда благоприятно относились к российским властям? Вероятно, именно таким вопросом задалась и ставропольский историк доктор исторических наук профессор Валентина Невская, посвятившая генералу Петрусевичу одно из своих исторических эссе, в котором она собрала интересные факты о жизни и деятельности кавказского пристава.

 Николай Петрусевич был одним из самых авторитетных руководителей дореволюционного Карачая. Здесь его любили и уважали, а в народе по-дружески называли «зукку пристоп», что в переводе с карачаевского означает «косоглазый пристав» - говорят, из-за того, что у Николая Григорьевича была привычка смотреть на людей поверх очков…

Много сменилось всяких начальников разных властей, но в памяти народа остался только один, пишет профессор Валентина Невская.

Следует напомнить, что столица Карачаево-Черкесии  расположена на месте, где в 1790 году  русские войска под командованием генерала Ивана Германа разгромили хорошо вооруженную 40-тысячную армию турецкого главнокомандующего (сераскира) Батал-Паши. Отряду русских численностью в 4 тыс. человек удалось окончательно сорвать планы турецкого султана покорить кавказских горцев.

Генералу Герману удалось не только выиграть сражение на Кавказе, но еще и захватить в плен самого Батал-Пашу и его штаб. Победители, на удивление всему миру, решили увековечить имя поверженного главнокомандующего в названии станицы. В 1939 году станица, ставшая к тому времени уже городом, получила свое нынешнее название - Черкесск. Но имя поверженного сераскира не ушло в забытье. По-прежнему Карачаево-Черкесский казачий отдел Кубанского войска называется Баталпашинским.

Карачаевские аулы были расположены высоко в горах, в речных долинах верховьев Кубани, вдали от проезжих дорог. Жили по старинке, патриархальными семьями, подчиняясь законам обычного права-адата и шариата. Занимались преимущественно скотоводством, перегоняя стада и отары с летних пастбищ на зимние. В аулах, состоявших из родовых кварталов-тийре, постоянно жили женщины, старики, дети, а крепкие мужчины отдавали все силы уходу за скотом на зимних и летних кошах, заготовке сена. Иногда на летние коши уезжали всей семьей, с женщинами и детьми. 

В знатных и богатых семьях трудом занимались крепостные крестьяне и патриархальные рабы-кулы,  кроме того помогали и свободные крестьяне - уздени, но делали это в виде помочей-маммата или подарков. Основная масса крестьян юридически считалась свободной. 

В неторопливую сельскую жизнь со второй четверти XIX века стали внедряться новые отношения. После неудачной битвы с царскими войсками на р.Хасаут в 1828 г. карачаевцы оказались во власти царской администрации. Ее олицетворяли приставы, которые собирали подати и накладывали штрафы за малейшие провинности. Приставы помогали биям - феодальным властителям, осуществлять свои властные полномочия.
Приставов не любили. В 1851г. пристав карачаевских и абазинских народов войсковой старшина Мистулов был застрелен во время сбора штрафов в селении Хурзук. В заварившейся потасовке было убито еще несколько человек, в том числе и стрелявший крестьянин. 

Обстановка еще более обострилась в 60-х годах, когда началась подготовка к отмене крепостного права и в горских округах. Владельцы боялись потерять рабочие руки зависимых крестьян. Крестьяне боялись, что реформа не принесет им желанной свободы и лишит их небольшого имущества. Вот в такой сложный и беспокойный период прислан был в Эльбрусский округ новый начальник - Николай Григорьевич Петрусевич. 

Отец Петрусевича был в свое время участником польского восстания, потом служил на Кавказе. Он воспитывал сына в уважении к народу, в неприязни ко всякому порабощению. Сын пошел по стопам отца, окончил артиллерийское училище и в 1856 г. получил первый офицерский чин. 

Вскоре его назначили начальником Эльбрусского военного округа, в который входили карачаевские и несколько абазинских аулов. Встретили его не очень доброжелательно, скорее настороженно. Но он не заперся в своем управлении при старой турецкой крепости, а сразу же стал ездить по селениям, беседовать с простыми людьми.

Чтобы не пользоваться услугами переводчика, а говорить непосредственно с крестьянами, Петрусевич стал учить карачаевский язык и сделал в этом деле большие успехи. Он скоро смог вести разговор без переводчиков. 

Мало того, пытливый ученый, каким оказался Николай Григорьевич, он стал изучать обычаи и нравы народа, расспрашивал о его истории. Особенно внимательно изучал он земельные отношения, убедился в крайнем малоземелье карачаевцев. В отличие от большинства русских исследователей общественного строя горцев, он не считал карачаевцев отсталым народом.
Проникнув глубоким уважением к простому народу, уяснив виды зависимости узденей от биев, Петрусевич поставил своей задачей провести реформы поземельных отношений и отмену крепостного права так, чтобы как можно меньше ущемить крестьян, чтобы позаботиться о безземельных. 

Переговоры Петрусевича с населением не понравились начальству Кубанской области. Помощник начальника Кубанской области полковник  Дукмасов издал распоряжение, запрещавшее Петрусевичу "входить в гласное обсуждение каких бы то ни было общественных вопросов, прежде, чем общие основания таковых вопросов будут утверждены начальником области". 

Пришлось ему выдержать натиск и местной знати, которая пыталась при обсуждении условий освобождения крепостных выторговать для себя наиболее выгодные условия. Средства, выделяемые правительством на проведение реформы и облегчение положения крестьян, в большинстве округов оседали в руках чиновников или попадали тем же владельцам. И только в Эльбрусском округе эти средства были направлены действительно на улучшение положения крестьян. Они облегчали крестьянам заключение выкупных сделок. 

Такая деятельность Петрусевича встречала неприязнь областной администрации. Поэтому награждая других начальников округов дорогими подарками и наградами, начальник области обошел Петрусевича. Он не попал в число награжденных, но зато провел реформу в своем округе с меньшим ущемлением прав крестьян. 
                                     
Тех владельцев, которые особенно жестоко обращались с крестьянами, Петрусевич привлекал к судебной ответственности. Он ходатайствовал перед областной администрацией о том, чтобы бедным крестьянам разрешали вносить выкупные платежи  не сразу, а в рассрочку. 

Объявление об отмене крепостного права и освобождении крестьян было официально объявлено 1 ноября 1868 г. в торжественной обстановке. Муллы совершали намаз, а затем 
зачитывали объявление начальника Кубанской области о том, что с этого дня крестьяне считаются свободными. С этого дня мировой посредник Эльбрусского округа начал заключение 
обязательных сделок об освобождении (до этого были только добровольные сделки).

В течение ноября месяца в карачаевских аулах были освобождены 521 мужчина и 424 женшины. Всего же в карачаевских аулах было освобождено 2806 человек. Но и став юридически свободными, крестьяне долго выплачивали выкупные платежи. Изменить ход реформы Н.Г.Петрусевич, конечно, не мог, но он делал все, что было в его силах, чтобы облегчить бремя, которое несли крестьяне. 

Для расселения безземельных и малоземельных крестьян были дополнительные земли, на которых затем были основаны новые аулы: Тебердинский, Каменномустский, Мара (Верхняя и Нижняя) и Джегута. В новые аулы, имевшие больше пахотных земель, чем в Большом Карачае, переселялись не только бедняки, но и свободные зажиточные крестьяне. Но даже и эти прирезанные карачаевцам 40 тыс. десятин не смогли ликвидировать земельный голод. 

Петрусевич объезжал и осматривал прилегающие к Карачаю районы в поисках земельных ресурсов. Об этом была напечатана его статья "Извлечение из отчета об осмотре казенных свободных земель между Тебердой и Лабой" в "Сборнике сведений о кавказских горцах". 

Скотоводческое хозяйство требовало дополнительных сенокосов и пастбищ, поэтому такое большое развитие получили арендные отношения. Петрусевич доносил в своих отчетах, что карачаевцам приходится "ежегодно идти далее и далее для найма свободных земель". 

В январе 1871 г. по административной реформе военные округа были ликвидированы. Все аулы Эльбрусского округа вошли вместе с другими селениями в Баталпашинский уезд. Н.Г. Петрусевич был назначен начальником Баталпашинского уезда Кубанской области. Позже уезды были преобразованы в отделы, с подчинением всего населения казачьей администрации. Сфера деятельности его расширилась. Для общения с черкесским населением он выучил и черкесский язык. К этому времени он имел уже чин полковника, но оставался таким же простым и доступным для населения. 

Претворяя в жизнь школьную реформу Н.Г. Петрусевич добился открытия русских школ в горских аулах. Первые школы были открыты в селениях Мансуровском и Учкулане. Чтобы их могли посещать дети из других аулов, при школах были открыты интернаты. Ученики приезжали со своими матрасами, получая от школы только койки. Содержались школы за счет сельских обществ, которые оплачивали жалованье учителям и питание, отопление и освещение школ. 

Дети охотно учились, постигая чужой им язык и делали большие успехи, которые признавали приезжавшие инспекторы. Количество школ быстро росло, в начале XX века школы были открыты почти во всех карачаевских аулах. Но это было уже после отъезда Николая Григорьевича. 

О деятельности Петрусевича лучше всего написал великий осетинский поэт Коста Хетагуров, семья которого жила в Георгиевско-Осетинском селении Баталпашинского уезда:

 "При полковнике Петрусевиче всем туземцам уезда жилось хорошо. При нем были проложены широкие дороги, построены прочные мосты, школьные и правительственные здания. Превосходно владея карачаевским и кабардинским языками, он без всякого переводчика беседовал с народом на его родном языке, он с удивительной энергией, идеальным бескорыстием и братской любовью проводил в туземную жизнь все лучшие формы общественных и административных мер". 

Глубокое уважение к народам и их истории, хорошее знание языков дали возможность Петрусевичу стать первым этнографом и историком карачаевского народа. Его статьи в "Сборнике сведений о кавказских горцах" вызвали большой интерес. Он был принят в члены "Императорского Российского географического общества". В очерке "Борьба с леопардом" описывался действительный случай встречи с леопардом в Карачае. 

Еще интереснее очерк "Заметки о карачаевских адатах по долговым обязательствам", напечатанный в том же 14 выпуске "Сборника сведений о кавказских горцах". В нем он рассказывает о существовавшем в Карачае обычае высчитывать ростовщические проценты из расчета приплода скота за период, когда деньги или зерно, взятые в долг, не были возвращены. 

Это давало людям, занимавшимся ростовщичеством, очень большой доход, но было невыгодно беднякам, вынужденным брать в долг. Такая форма залога давала возможность кредитору за несколько лет не только удвоить или утроить сумму данного долга, но получить с должника благодаря нарастающим процентам буквально удесятеренную сумму. 

Н.Г. Петрусевич приводит пример, как один небогатый крестьянин занял 30 копеек, а через 7 лет вынужден был заплатить кредитору 3 коровы с телками и двух баранов с барашками. Защитник народа Николай Григорьевич не просто изучал такую кабальную форму займа, но и принял все меры, чтобы заменить ее денежной. Об этом было вынесено решение общего схода карачаевского общества в 1869 г. 

Еще большее значение и для развития научной мысли и для практического разрешения земельного вопроса имела его работа "Извлечение из отчета об осмотре казенных свободных земель между Тебердой и Лабой", напечатанная в "Сборнике сведений о кавказских горцах" в 4 выпуске за 1870 г. 

В 1880 г. Петрусевич получил чин генерал-майора и был направлен начальником Закаспийского военного отдела в Средней Азии. Это было большой потерей для горского населения Баталпашинского уезда. Но eщe больше потрясло их известие о гибели генерал-майора при штурме крепости Геок-Тепе в январе 1881 г. Оно вызвало всеобщую скорбь "о самом справедливом начальнике". 

Горцы Баталпашинского уезда: карачаевцы, зеленчукцы, осетины и др. вынесли решение на общем сходе перевезти тело Н.Г. Петрусевича на Кавказ и похоронить в Баталпашинске. Коста Хетагуров так писал об этом: "Любовь туземцев к Петрусевичу была настолько сильна и искренна, что после безвременной его кончины на поле брани, туземцы Баталпашинского уезда, в том числе и осетины, на свои средства перевезли прах своего любимца в Баталпашинск и похоронили его в ограде церкви, увенчав могилу надгробным мраморным памятником".

Речь здесь идет о Никольском соборе, который стоял на площади в Черкесске, где ныне находится   республиканский Дом правительства. Собор разрушили коммунисты, а из камня построили здание правительства, библиотеку и баню.

Однако ещё до разрушения Никольской церкви в 1922 году, могилу Николая Григорьевича как царского чиновника раскопали и его останки увезли в неизвестном направлении.

Следует подчеркнуть, что в памяти карачаевцев из всех многочисленных царских чиновников дореволюционного времени сохранилось именно его имя – как прогрессивного деятеля и чуткого, благородного человека, уважавшего простой народ и заботившегося о нем.

В памяти жителей республики имя первого пристава Карачаево-Черкесии стало символом прогрессивных реформ и объединения народов.

При подготовке статьи были использованы следующие материалы:
http://www.elbrusoid.org/articles/karachay-balkar/359190/

http://cherkesk.bezformata.ru/listnews/pristav-karachaya-nikolaj-petrusevich/25785053/

 

 

Просмотров: 1042

Понравилась статья? расскажите друзьям:

Комментарии (0)

    Вверх