Саван должен быть у всех

0
98

Обычно все люди стараются удалиться от  всего, что напоминает о  смерти. В  отличие от  них, наша героиня Марьям стремится чаще с  ней встречаться. Богоугодное дело, которым она занимается, позволяет ей  увидеть тонкую грань между жизнью и  смертью. Из  этих наблюдений она извлекает пользу для себя. Вот уже несколько лет Марьям омывает покойниц по  исламским канонам.

—  Примерно в  пятом классе у  меня появилась мечта изучать ислам и  научиться читать Коран. Тогда, услышав религиозные тексты на  арабском языке, меня пробирала дрожь. В  нашей семье ислам играл ведущую роль. Мой отец усердно поклонялся Всевышнему, он  тесно общался с  ингушскими религиозными учеными. И  у  нас с  малых лет начинали молиться и  соблюдать каноны религии,  — рассказывает Марьям.

—  Наверное, благодаря этому у  меня возникла тяга не  только к  исламским знаниям, но  и  к  такому важному ритуалу, как подготовка покойника к  захоронению. За  этими знаниями я  поступила в  медресе.

Именно в  медресе я  впервые узнала, что лучше всего, когда покойника купают его близкие люди, как дочь свою мать, сестра сестру, племянница тетю. И  вот тогда я  решила, что будет лучше, если я  искупаю сама свою мать, а  потом и  меня искупает моя сестра. Также я  узнала о  высокой награде за  проведение этого предпогребального ритуала. Отдельная награда полагается за  омытие водой, отдельная награда за  протирание полотенцем, отдельная награда за  плетение кос у  женщин, за  заворачивание в  саван. За  каждое твое действие полагается своя, особая, награда.

Преподаватель медресе нас обучил четырем обязательствам живых перед мертвыми  — это купание покойника с  заворачиванием в  саван, рытье могилы для него, совершение заупокойной молитвы и  захоронение.

Меня подвигли изучить ритуал омовения покойников и  мысли о  моей матери. Я  чувствовала, что лично обязана ее  искупать и  проводить. Лет в  десять я  участвовала в  омовении моей бабушки. Какого-то неприятия или ужаса от  самого процесса  я, несмотря на  свой возраст, не  испытала. И  когда матери не  стало, мы  с  сестрой ее  искупали. Нам помогала женщина, которая в  этом разбиралась  — она нас направляла, а  мы  всё делали сами.

В  детстве у  нас в  селе произошел случай, который также убедил меня в  том, что ничего лучше купания покойницы ее  же родственницами, нет. Инцидент случился после того, как одна пожилая женщина, которая занималась омовением покойниц, на  одних похоронах начала рассказывать нелицеприятные вещи о  состоянии тела покойницы, которую она до  этого искупала. Это приобрело огласку и  многих людей привело в  расстройство.

Хотя, согласно исламу, нельзя раскрывать никакие изъяны покойного, будь  то физические недостатки или недостатки по  части личной гигиены. А  вот если  бы эта женщина доводилась родственницей покойной, то  этого, конечно, не  произошло  бы. Поэтому, мне кажется, близкие люди даже как-то обязаны сами провести омовение. Умершие имеют ведь права на  нас, живых. А  твой родной человек больше всех имеет на  тебя права.

Как-то зимой к  нам пришел знакомый мужа, у  которого скончалась родственница, и  попросил меня омыть ее  тело. На  то  время я  успела омыть только свою мать. Наверное, этого человека побудило обратиться именно ко  мне  то, что я  обучалась в  медресе. У  людей принято считать, что если ты  посещал духовное училище, то  знаешь все основополагающие моменты из  поклонения, обрядов мусульман.

Вот тогда я  в  первый раз решилась омыть незнакомую мне при ее  жизни женщину. Я  почувствовала, что должна помочь, ведь все верующие приходятся друг другу братьями и  сестрами.

Это была бабушка лет семидесяти. Скажу честно, у  меня было сильное волнение, ведь мне в  первый раз пришлось самостоятельно это делать. Когда я  зашла в  дом, то  даже захотелось уйти. Но  я  была уверена, что Всевышний мне поможет в  этом благом деле, и  приступила к  омовению. И  с  тех пор, вот уже несколько лет, я  провожу омовение покойных женщин. В  основном, это незнакомые мне при жизни женщины.

Когда ты  видишь беспомощность лежащего перед тобой покойника, то  осознаешь всю ответственность перед ним и  стараешься сделать всё как можно лучше. Понимаешь  то, что и  ты  окажешься на  этом  же месте и  также будешь кем-то омыт.

Это также позволяет оказаться на  грани между жизнью и  смертью. И  каждый раз служит для меня напоминанием о  загробной жизни, о  расчете, который нас ожидает. Осознаешь, что тебя ждет то  же самое, что и  этого покойника. Это особое непередаваемое состояние, когда ты  вспоминаешь о  своем Господе.

Также у  меня есть и  другая миссия  — наставника, ведь многие люди оказываются в  отчаянии после смерти близкого человека. Я  стараюсь успокоить, сделать напоминание  им. Твои слова для них действительно становятся поддержкой.

Был случай с  кончиной одной женщины. Ее  дочка просто обняла тело матери и  не  отходила от  него. Она была убита горем. Сжав сердце в  кулак, я  посоветовала ей  покинуть комнату, где находилось тело ее  матери, но  девушка даже не  понимала, о  чем я  говорю. Я  поняла, что есть только один выход  — поставить ее  рядом с  собой для проведения омовения. Она этому даже обрадовалась  и, на  удивление всем, очень мне помогла. В  этом она нашла и  успокоение.

Само наблюдение за  моментом, когда жизнь покидает людей, когда они ожидают встречи с  Господом, помогает и  мне следовать правильным путем. Мы  всегда должны готовиться к  своей смерти.

Недавно моя родственница, молодая и  здоровая женщина, покупая себе саван, предложила купить его и  мне. Я, конечно, согласилась. Саван должен быть у  всех.

А  вообще мне хотелось  бы, чтобы люди больше стремились обучиться этому богоугодному делу. Во-первых, это наш долг, особенно перед близкими. Во-вторых, это делает нас ближе к  Всевышнему.

Залина Дзаурова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь