Портал Мусульман Кавказа

Несколько слов об имаме Аль-Бухари

0% нравится
20 марта 2017, 10:10

Несколько слов об имаме Аль-Бухари

Биографии выдающихся личностей, чей жизненный путь отстоит от современности на столь много веков, окутаны легендами. Порой сложно или даже невозможно узнать подробности их жизни, установить, где правда, а где вымысел… Но это никоим образом не умаляет значение этих легендарных героев, ведь история неслучайно сохранила в своей обширной памяти их имена.

Мухаммад бин Исмаил бин Ибраим, сегодня более известный как аль-Бухари, родился в Средней Азии, в Бухаре, в 194 году хиджры (по современному григорианскому календарю в июле 810 года). По словам одного из его биографов, он рано лишился отца и ослеп в раннем детстве, а через некоторое время его мать увидела во сне пророка Ибрахима, который сказал ей: «Аллах вернул зрение твоему сыну благодаря твоим многочисленным мольбам».

О чем можно сказать с полной уверенностью, так это о его поистине уникальной, удивительной памяти, которая проявилась уже в раннем детстве, – в способности запоминать хадисы. Мухаммад бин Абу Хатим аль-Варрак свидетельствует: «Однажды я спросил Абу ‘Абдуллаха аль-Бухари: “Как ты начал изучать хадисы?” Он ответил: “Мысль о необходимости запоминать хадисы была внушена мне, когда я только начинал учиться, и было мне десять лет или менее того. Потом я покинул школу и стал учиться то у одного, то у другого учителя. Когда мне исполнилось шестнадцать лет, я уже помнил наизусть книги Ибн аль-Мубарака и Ваки‘а и знал их высказывания. Затем вместе с матерью и братом я отправился в Мекку, где мы и поселились ради собирания хадисов, а когда мне исполнилось восемнадцать лет, я стал классифицировать сведения о сподвижниках и последователях, а также их высказывания».

О поразительной его памяти имеется другое свидетельство. По словам очевидца, когда аль-Бухари был еще юношей, он посещал шейхов, являвшихся знатоками хадисов, но ничего не записывал. Через несколько дней его товарищи стали говорить ему: “Ты посещаешь вместе с нами разных шейхов и ничего не записываешь, но почему ты так делаешь?” Через шестнадцать дней он сказал им: “Поистине, вы много говорите и досаждаете мне! Покажите-ка, что вы записали”. – «Мы достали наши листы, где было записано более пятнадцати тысяч хадисов, и он стал читать всё это наизусть, а мы даже принялись исправлять наши записи в соответствии с тем, что он читал по памяти. Потом он спросил: “Вы и теперь считаете, что я посещаю разных шейхов ради шутки и попусту растрачиваю свои дни?” – и после этого нам стало ясно, что опередить его не сможет никто».

Немало свидетельств о том, что стоило Аль-Бухари лишь однажды прочесть книгу, как он запоминал её содержание наизусть.

В столь удивительные способности, наверное, трудно было бы поверить, если бы аль-Бухари не оставил после себя главный труд, который, как я говорила, занимает среди сборников хадисов первое место – «ас-Сахих аль-Бухари», то есть собрание достоверных хадисов. Бухари собрал в книге 7275 хадисов и разделил их по темам.

Подчеркну, что ни один из отобранных им хадисов не подвергался сомнению – с такой тщательностью было доказано, что все они восходят к одному из сподвижников Пророка (да благословит его Аллах и приветствует). Достоверность этой книги общепризнанна, а это значит, что применение на практике того, о чём говорится в содержащихся в ней хадисах, обязательно для мусульманина.

Когда я занималась изучением биографии аль-Бухари, меня, историка, особенно поразило то, насколько методы его исследования были бы полезны для исторической науки. Вопрос о критериях достоверности хадисов всегда в мире Ислама имел особое значение. Главным показателем считается надежный иснад – перечисление имен всех, кто передавал рассказ из поколения в поколение, оно должно восходить к имени непосредственного свидетеля поступка или высказывания Пророка (да благословит его Аллах и приветствует).

Хадис мог попасть в разряд сомнительных, если, например, он передавался со слов человека, пользовавшегося дурной славой. Мухаддис – собиратель хадисов – должен был основательно изучать биографии всех упоминаемых лиц. И самое важное – мухаддису была необходима способность отличать истинное от ложного... Насколько же поражает этот факт: методология исторического исследования развивается не более двух столетий, а аль-Бухари двенадцать столетий назад (вдумайтесь только, двенадцать столетий), когда на территории большинства современных европейских стран еще царили дикость и невежество, сам, конечно, того не подозревая, уже собирая и классифицируя хадисы, по сути разрабатывал методы современного исторического, или гуманитарного, исследования… Как жаль, что это обстоятельство известно сегодня разве что очень ограниченному кругу мусульманских теологов – думаю, изучение критериев достоверности по аль-Бухари стало бы полезным и для развития современной исторической науки, в частности одного из важнейших ее разделов – источниковедения.

Надо ли говорить о том, что Аль-Бухари отличался особой праведностью, всецело посвящая себя науке и поклонению. Он отличался стыдливостью, смелостью, щедростью, благочестием. Однажды он сказал: «Поистине, я хочу, чтобы никто не взыскал с меня за хулу, когда я встречусь с Аллахом Всевышним».

Об имаме аль-Бухари с пиететом отзывались многие из улемов – его современников. В области науки о хадисах он заслужил прозвище “повелителя правоверных”, что не оспаривалось никем. Однажды имам Муслим, автор еще одной авторитетной книги хадисов, поцеловал имама аль-Бухари в лоб и сказал ему: «Позволь мне поцеловать тебе и ноги, о учитель учителей, господин мухаддисов и врачеватель недостатков хадисов»… Надо заметить, что III-ий век хиджры – золотой век науки хадиса, прежде всего, по той причине, что в этом столетии вышли в свет две самые надежные книги хадисов – аль-Бухари и Муслима.

В конце жизни имам аль-Бухари переехал из родной Бухары в селение Хартанк, что недалеко от Самарканда. А вскоре после этого он заболел и скончался в субботу, в ночь праздника разговения, после наступления времени вечерней молитвы. Случилось это в 256 году хиджры, он покинул сей мир в возрасте 60 лет.

Сегодня я попыталась рассказать вам о жизни гениального представителя исламского мира – и таковых в нем было и есть немало… Иное дело – изучение и популяризация знаний об Исламе и выдающихся его именах в европейском сообществе. И в этом смысле трудно не согласиться со словами французских историков, авторов фундаментального труда «Цивилизация классического ислама» Жанин и Доминика Сурдель: «Чем дальше заходят точные исследования, тем больше становится очевидным, что перед нами особая цивилизация, достойная внимания историка и философа, цивилизация, которая считала себя триумфальной, доктринальной и уникальной, которая, несомненно, черпала в этом осознании основы своей оригинальности и которая тем не менее осталась хрупкой и развивающейся за счет медленных, но непрерывных усилий и изменений»

Просмотров: 66

Понравилась статья? расскажите друзьям:

Комментарии (0)

    Вверх