Домой Мусульманам Статьи об исламе Важнейшие знаменательные события, произошедшие в Рамадане. Сражение ‘Айн Джалут.

Важнейшие знаменательные события, произошедшие в Рамадане. Сражение ‘Айн Джалут.

0
289

По материалам сайта Электронный минбар

25 рамадана 658 года от Хиджры (3 (10) сентября 1260) при Айн-Джалуте произошла битва между армией мамлюкского султана Кутуза и монгольскими войсками под командованием баурчи Китбуки. Монгольский корпус, уступавший по численности египтянам и сирийцам, был разгромлен, а Китбука попал в плен и был казнен. Это была первая значимая победа мусульман над монголами, развеявшая миф об их непобедимости. Политический и культурный центр исламского мира переместился в Египет.

В 1253 г. на курултае в Монголии был решён вопрос о походе против иранских исмаилитов-низаритов, халифата Аббасидов, сирийских Айюбидов и мамлюков Египта. Это был один из крупнейших завоевательных походов монгольской армии. Ее командующим великий хан Мунке назначил своего брата — Хулагу. Численность войска достигала 150-170 тысяч человек. Большую роль в ближневосточном походе монголов сыграли центрально-азиатские христиане.

Старшая жена Хулагу, влиятельная Докуз-хатун, была христианкой и покровительницей христиан. Военачальник Китбука, по происхождению найман, был несторианином. Наконец, в союз с монголами вступил киликийский царь Хетум I, который смог склонить к сотрудничеству и антиохийского князя Боэмунда, выдав замуж за него свою дочь.

Основная армия монголов двигалась медленно и перешла Амударью в начале 1256 г. В течение года были ликвидированы расположенные в Западном Иране крепости исмаилитов. Затем Хулагу двинулся на столицу Аббасидского халифата — Багдад. После предательства шиитского визиря Ибн аль-Алками, который был на службе у халифа аль-Мустасима, город пал в феврале 1258 г.

Хулагу отдал Багдад на разграбление своим ордам. Столица была сожжена дотла, халиф казнен, убиты свыше одного миллиона мусульман. По просьбе несторианки Докуз-хатун из жителей города были пощажены лишь христиане и иудеи, которых монголы рассматривали как своих союзников. Как сказал Всевышний Аллах: «Поистине, несправедливые являются близкими друг другу» (сура «Коленопреклоненные», аят 19).

Падение Багдада произвело угнетающее воздействие на мусульман. Среди простонародья начали ходить слухи о том, что монголы — это племена Йаджудж и Маджудж (Гог и Магог), которые прийдут с Востока перед Концом Света, и поэтому сражаться с ними бесполезно.

Между тем следующей целью монголов был Шам. Айюбидский правитель Алеппо и Дамаска Салах ад-Дин Юсуф обратился за помощью к мамлюкам, отправив в Каир известного историка Ибн аль-Адима. Юный султан аль-Малик аль-Мансур ‘Али, сын ‘Изз ад-Дина Айбека, не имел власти над военачальниками, представлявшими разные группировки мамлюков, а нависшая угроза требовала незамедлительных действий. Сложившейся ситуацией лучше других воспользовался старший эмир мамлюков Айбека — Кутуз, свергнувший султана и принявший титул аль-Малик аль-Музаффар.

Тем временем войска Хулагу, захватив несколько городов в Арабском Ираке, вторглись в Сирию. В январе 1260 г. монголы при поддержке князя Антиохии Боэмунда VI захватили Алеппо, учинив жестокую расправу над мусульманским населением. Узнав о трагедии в Алеппо, эмир Салах ад-Дин Юсуф отвёл свои войска к Газе, и в середине февраля Китбука без боя вступил в Дамаск. Дорога на Египет была открыта.

Мусульмане денно и нощно молили Всевышнего Аллаха избавить их от страшного врага, который нес с собой смерть и опустошение, разоряя всякий город, отказывающийся подчиниться. И помощь эта пришла оттуда, откуда ее не ждали. До монгольского войска дошло известие, что В августе 1259 года, во время осады китайского рыбацкого города Хэчжоу неожиданно умер великий хан Мунке, что вынудило его брата Хулагу уйти с основной частью армии из Шама.

Понимая, что после смерти Мунке неизбежно вспыхнет борьба за управление огромной империей, Хулагу с большей частью войска вернулся в Азербайджан. Закрепиться на завоеванных территориях было поручено Китбуке, в распоряжение которого было передано примерно 20-тысячное войско (включая армянские и грузинские отряды).

Покидая Шам, Хулагу отправил в Каир гонца с сорока нукерами со следующим ультиматумом: «Великий Господь избрал Чингисхана и его род и [все] страны на земле разом пожаловал нам. Каждый, кто отвернулся от повиновения нам, перестал существовать вместе с жёнами, детьми, родичами, рабами и городами, как всем должно быть известно, а молва о нашей безграничной рати разнеслась подобно сказаниям о Рустаме и Исфандияре. Так что, ежели ты покорен нашему величеству, то пришли дань, явись сам и проси [к себе] воеводу, а иначе — готовься к войне».

Собрав военный совет, Кутуз зачитал послание эмирам и сказал: «Хулагу-хан с огромной ратью устремился из Турана в Иран и ни одна душа из халифов, султанов и правителей не нашла силы сопротивляться. Завоевав все страны, он дошел до Дамаска, и ежели бы к нему не подоспело известие о кончине брата, то и Египет тоже был бы присоединен к прочим странам. Поэтому он в этих краях оставил наймана Китбуку… Ежели он покусится на Египет, то ни у кого не окажется силы сопротивления более чем на то, чтобы совсем потерять власть. Надобно придумать, как помочь делу».

Выслушав разные мнения, султан сказал: «В настоящее время Диарбакыр, Диярраби‘а и Сирия полны плача, и от Багдада до Византии области и земли опустошены, не возделываются и не засеиваются. Ежели мы не опередим монголов и не подымемся их отразить, то вскоре Египет будет опустошен, как и прочие страны. С этими людьми, которые покушаются на нашу страну, надо избрать одно из трех: либо примирение, либо вражду, либо покинуть родину… Мнение мое таково: давайте вместе обратимся к войне. Ежели обретем победу, то это и будет как раз то, к чему мы стремимся, а не то как бы нас не укорил народ» [по летописи хулагуидского ученого и государственного деятеля Рашид ад-Дина].

После того как эмиры разъехались, влиятельный мамлюский эмир Бейбарс предложил султану убить гонцов для устрашения сторонников и шпионов монголов, наводнивших страну. Кутуз одобрил его предложение, и ночью гонцов распяли. Путь к примирению был отрезан, и началась подготовка к походу против монголов.

26 июля 1260 года передовой отряд мамлюков во главе с Бейбарсом выступил из Каира в Газу. Командир монгольского гарнизона Байдара сообщил о приближении противника Кетбуке, который в тот момент находился в Баальбеке. Однако из-за восстания в Дамаске монгольская армия не сумела прийти на выручку гарнизону в Газе, и они были вынуждены бежать из города.

14 августа в направлении Газы выдвинулась основная часть мамлюкского войска во главе с султаном Кутузом, которого сопровождали правитель Хамы аль-Малик аль-Мансур Мухаммад, его брат Али и другие сирийские эмиры. Многие опасались столкновения с монголами, и для того, чтобы не допустить распространения паники, в пути Кутуз обратился к воинам с проникновенной речью.

Египетская армия соединилась в Газе. Далее лежали владения крестоносцев, и султан отправил послов в Акку с просьбой пройти через их территории и закупить у них продовольствие. У крестоносцев не было выбора, тем более что граф Сидона, ограбив Марж Айюн, напал на небольшой монгольский отряд, что испортило отношения крестоносцев и монголов. Через территорию Иерусалимского королевства мусульмане вышли в Галилею, в тыл монгольской армии.

На рассвете в пятницу 25 рамадана 658 года близ местечка Айн-Джалут в судьбоносном для мусульманского мира сражении сошлись две рати.

Перед битвой Кутуз решил устроить монголам засаду. Значительную часть своей конницы султан укрыл на лесистых холмах вокруг долины, а навстречу монголам отправил Бейбарса с передовым отрядом, желая спровоцировать атаку со стороны монголов. Обольстившись малочисленностью мамлюкского войска, Китбука бросил в бой монгольскую конницу. Бейбарс уклонился от прямого столкновения и совершил отступающий маневр, заманивая врага. Так повторилось несколько раз. Наконец, попавшись на уловку, Китбука ринулся преследовать отряд Бейбарса с основными силами, решив, что перед ним находится вся мамлюкская армия. Когда они поравнялись с холмами, ожидавшие в засаде конные отряды на полном скаку атаковали монголов с флангов. Это явилось полной неожиданностью для монголов. Завязалась жестокая рукопашная схватка, которая длилась с раннего утра до полудня. Особенно усердствовала тяжелая кавалерия мусульман, которая впервые в истории сокрушила монголов в ближнем бою. Китбука всеми силами пытался вырваться из окружения и направил свой удар на левый фланг египетской армии.

Увидев, что противник почти смял левый фланг, Кутуз, наблюдавший за боем с возвышенности, отбросил свой шлем в сторону, чтобы воины могли узнать его, и с боевым кличем ринулся в гущу событий. Наконец, монголы не выдержали и обратились в бегство. Китбука продолжал сражаться, пока в конце концов не попал в плен. Султану сообщили, что неподалеку от поля боя в зарослях камыша укрылся отряд монгольских всадников. Кутуз приказал поджечь заросли, и всех сожгли.

Затем к Кутузу привели связанного Китбуку. Увидев его, султан сказал ему: «О вероломный человек, много ты крови пролил несправедливо, лишил жизни витязей и великих людей, нарушением обещания и лживым словом ниспроверг древние рода. Наконец-то и ты попался в сети». Китбука стал угрожать возвращением многочисленного войска Хулагу, на что Кутуз ответил: «Не хвастай так всадниками Турана, ибо они дела вершат хитростью да увертками, а не по-мужски, как Рустам». После этого султан приказал казнить монгольского военачальника.

Спустя пять дней мамлюки освободили Дамаск, а еще через месяце овладели Алеппо. Однако триумф султана Кутуза продолжался недолго. 23 октября недалеко от деревни Эль-Салихия, расположенной на дороге из Дамаска в Египет, он был вероломно убит эмиром Бейбарсом за то, что нарушил слово и не передал ему в управление Алеппо. Эмиры провозгласили Бейбарса султаном, и вскоре он торжественно вступил в Каир. Для того чтобы увековечить память о победе при Айн-Джалуте, Бейбарс установил на месте сражения памятник Машхад ан-Наср. Есть мнение, что это был первый памятник такого рода в истории ислама.

Битва при Айн-Джалуте имела историческое значение не только для Египта и Сирии, но и для всего исламского региона. Несмотря на последующие вторжения монголов в Шам, для Египта они уже не представляли угрозы. После этой победы Египет стал признанным центром мусульманского мира. Мамлюкское государство превратилось в мощную и процветающую державу, которая просуществовала два с половиной столетия. Мамлюки окончательно разбили монголов, изгнали из Ближнего Востока крестоносцев, наладили торговлю и производство, построили больницы, мечети и школы, а также содействовали развитию искусств и ремесел.

Значение битвы при Айн-Джалуте признают и европейские историки. Они отмечают, что это поражение монголов не только изменило Ближний Восток, но и повлияло на дальнейшее развитие европейской цивилизации, ибо к тому времени монголы уже продвинулись далеко на Запад. По мнению ряда историков, в случае завоевания монголами Северной Африки и Андалусии не было бы и европейского Возрождения. Так что не будет преувеличением сказать, что современная христианская цивилизация возникла и благодаря исламскому миру, принявшему на себя главный удар монгольских полчищ и остановившему их дальнейшее продвижение.

Источник: https://e-minbar.com/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь