Мальчики не плачут

0
108

Про гендерные различия приходится в последнее время много рассуждать. То про девочек спросят («А зачем вы девочку в математическую школу отдаете? Да еще с такой нагрузкой! Она же у вас принцесса, пусть лучше танцует!»), то упорно пытаются доказать, что мальчики плакать не должны, лучше к доктору его сводите, пусть таблеточки от плача выпишет.

Плачет мальчик, когда кто-то ломает его башню, которую он строил все утро. Плачет, когда мама уходит и оставляет его в саду. Плачет, когда его на улице большие мальчишки обидным словом назвали. Изверг, например. А он этого слова не знает, и ему кажется, что это нечто ужасное. И он бежит к маме, с плачем утыкается ей в живот, путано пытается объяснить… А мама так внушительно: «Немедленно перестань размазывать сопли. Ничего страшного не случилось, подумаешь, обозвали».

Самое удивительное, что он перестает плакать и молча идет в свой угол. Правда, что-то там горячо шепчет под нос. Видимо сочиняет всяческие жуткие казни для обидчиков.

Если спросить маму, почему и зачем она не дает мальчику плакать – ответ не сильно удивит.

Оказывается, для мамы самой непереносимо его горе, она не может видеть, как ребенку плохо. Она чувствительная и отзывчивая, когда он плачет – у нее перехватывает горло и подступают слезы. А ей в детстве объяснили, что плакать стыдно, вообще позор. Поэтому она и сама не плачет, и сыну не дает.

Ребенок учится воспринимать эмоциональный фон в младенчестве, от мамы. Помните все эти приговаривания? «А кто это у нас тут проснулся? А что это у нас такая мордочка недовольная? А мы, наверное, описались?» – и так далее. Сначала описались, потом ушиблись, потом злая девочка в песочнице отобрала машинку – обидно же! А мама рядом, она называет чувства, смутные ощущения в теле, непонятные переживания. Названные, они становятся понятными, привычными, ребенок овладевает всем списком.

Или не овладевает. Если мама сама не слишком-то дифференцирует свои эмоции, её словарь состоит из пяти-шести обозначений состояния: «хорошо, плохо, нормально, я бешусь, весело». Отличить «грустно» от «мне плохо и меня тошнит» просто не в состоянии. Да, за малышом самым подробным образом ухаживают, водят на развивался, делают массаж, он опережает в росте возрастные нормы. Но совсем, совсем и окончательно, не различает внутреннее состояние. Даже осознать, что голоден или хочет в туалет – не может.

Став взрослым, такой человек просто не может назвать, что с ним сейчас происходит. Что с тобой сейчас? – Мне плохо.

Как тебе плохо? Тебе грустно, скучно, страшно, обидно – как?

А вот не знаю.

И начинается: «я думаю, что…Мне надо сделать вот что…»

Да не надо! Первично – почувствовать.

Так вот, возвращаясь к теме плачущих мальчиков. Хочется сказать: мамы, вы уж определитесь с легендой. Вам нужен Рыцарь без страха и упрека, Супермен, Герой и Мачо? Тогда готовьтесь получить в комплекте все, что прилагается: нечуткость, наплевательство на отношения ради цели, неумение договариваться и идти на компромиссы. Или вы хотите видеть рядом друга, помощника, близкого человека? Тогда в нагрузку пойдут и слезы, и неумение стоять стеной (потому что у стены по определению чувств нет), и очень неловкие страхи в обычной, в общем-то, ситуации.

На самом деле, вполне реально воспитать того, кто будет успешен в современном мире, кто сможет и с младенцем управиться, и карьеру достойную сделать. Но хорошо бы в процессе осознавать: что и для чего мы делаем. Вот когда стыдим малыша «что ты ревешь, как девчонка?» – это мы зачем?

Общество, мир изменились за последние 50 лет без войн и катастроф. То, что раньше было не обсуждаемым условием выживания – стойкость, игнорирование собственных чувств, способность долго и без жалоб терпеть лишения и боль, стало атавизмом, признаком архаического строя. Понятно, что в ситуации террора, голода, оккупации ЧУВСТВОВАТЬ – смертельно опасно. Ты рассыплешься, развалишься, умрешь от ужаса, если хоть на минуту, на секунду задумаешься о том, что сейчас с тобой происходит, что делают с тобой другие люди. Включается одна из древнейших и мощнейших психических защит: изоляция, когда чувства и эмоции запираются в самом дальнем углу души и ключ от замка выбрасывается в никуда.

Потом война заканчивается, террористический режим сменяется более гуманным, «вегетарианским», людей перестают похищать и убивать без суда и следствия. А НАВЫК остается. И вот оно, уже третье и четвертое поколение, выросшее без войн и (почти) без насилия. А мамы все продолжают растить из сыновей воинов, разведчиков и пламенных борцов. Хотя современный мир нуждается в новых мужчинах: внимательных и чутких.

Что может и должна сделать мама в ситуации, когда ребенок явно чем-то расстроен и плачет?

  1. Перво-наперво – обнять и приласкать. Неважно, что там на самом деле произошло, сейчас ему больно, и грустно, и хочется, чтобы утешили. Не надо квохтать вокруг и причитать, просто прижмите его к себе и гладьте по голове. Кстати, и ваши собственные слезы и комок в горле так переждать легче. Главное, не рассыпайтесь от сочувствия сами. Вы сейчас – сама надежность и сила.
  2. Разобраться в ситуации. Задать спокойным голосом проясняющие вопросы. Не уличающим и прокурорским тоном «А ты сам-то куда смотрел? А точно они первые напали?», а внимательно: «А что было до этого? А потом? А ты?».
  3. Все это для того, чтобы назвать его (малыша) чувства правильно. Когда напали старшие мальчишки – ему, наверное, больно и страшно? А когда просто ушибся об угол, потому что летел сломя голову – просто больно? Или еще и обидно?
  4. Когда чувства названы, они становятся управляемыми, с ними можно взаимодействовать. На этом этапе слезы обычно уже высыхают и ребенок в состоянии обсуждать произошедшее. Поговорите с ним, если он хочет, или поцелуйте в макушку и пусть бежит играть дальше.

Длительность и интенсивность горевания – важный симптом. Если ребенок плачет очень уж громко, хотя вам кажется, что проблема того не стоит, присмотритесь более внимательно к повреждениям, возможно, вы в первую секунду чего-то не заметили. Я помню, как однажды утешала вопящего во все горло сына, а он что-то совсем уж не успокаивался, а потом оказалось, что ВСЯ его спина – это одна сплошная рана, а под майкой не было заметно.

Иногда дети замечают, что на обычные обращения мама реагирует вяло, зато стоит зареветь – прибегает. Маме следует договориться с ребенком о каких-то других сигналах, кроме включения аварийной сирены.

В любом случае, стойкость и отвага воспитываются совсем иными средствами, нежели привычкой игнорировать собственные чувства.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь