Советник муфтия СК Мурад Ибрагимов: «В Коране есть много общего с Конституцией нашей страны»

0
218

Советник муфтия Ставропольского края, доцент кафедры западноевропейских языков и культур ИПРиМ, кандидат филологических наук, исполнительный директор Ставропольской региональной общественной организации института развития гражданского общества, межнационального и межконфессионального мира «Единство» Мурад Ибрагимов дал интервью изданию «Ставропольская Правда».

Говорили о межнациональных конфликтах, разнообразных методах взаимодействия в решении межэтнических вопросов, институте гражданского общества и многом другом, что сегодня волнует ставропольцев.

– Мурад Асимович, опыт работы с молодежью уже накоплен?

– Смотря что называть опытом. На встречах с ребятами я не просто рассуждаю на тему, «что такое хорошо и что такое плохо», но и рассказываю, что уже сделано в сфере духовно-нравственного воспитания и формирования общероссийской гражданской идентичности, провожу тренинги по правам человека, демократии, конфликтологии, методике организации работы с молодежью, социальной работе как факторам укрепления государственно-конфессиональных отношений. В работе мне помогает то, что у ПГУ накоплен колоссальный опыт в этой сфере. Для решения подобных задач в 2011 году на базе университета по инициативе ректора, профессора Александра Павловича Горбунова и аппарата Полномочного представителя Президента РФ в СКФО был открыт институт государственно-конфессиональных отношений, который возглавляет мой коллега, известный в стране эксперт по данной тематике и специалист в области арабского языка и исламского образования кандидат педагогических наук Ибрагим Джавпарович Ибрагимов.

– И вся ваша работа основана на примере Северного Кавказа?

– Да. А как же иначе? Я здесь родился, я здесь живу. Мне небезразлично, в каком направлении плывет наша общая межнациональная и межконфессиональная лодка, и я никак не хочу, чтобы ее кто-то раскачивал. Собственно говоря, вся деятельность института развития гражданского общества, межнационального и межконфессионального мира направлена на область межэтнических и межконфессиональных отношений, их гармонизацию. И мы не заняты только кабинетной работой, чаще встречаемся с молодежью, сейчас работаем онлайн. Это вынужденная форма в связи с пандемией ковида. Но у института есть сайт, мы ведем активную работу в социальных сетях.

– Судя по сайту, вы делаете достаточно много. Расскажите о последних мероприятиях.

– Конечно же, это в первую очередь региональный молодежный форум «Межкультурный диалог», который прошел в Карачаево-Черкесии на базе туристического поселка Романтик. Инициатором стало министерство КЧР по делам национальностей, массовым коммуникациям и печати. В форуме приняли участие около 50 юношей и девушек из ведущих учебных заведений республики, в том числе и из медресе-интерната КЧР. Рассматривались темы, касающиеся межэтнических отношений, профилактики экстремизма в молодежной среде, сохранения этнокультурного и языкового разнообразия региона. Меня в качестве эксперта пригласил министр КЧР по делам национальностей, массовым коммуникациям и печати Альберт Кумуков. Я выступал на форуме «Межкультурный диалог» в качестве старшего научного сотрудника НИИ разработки глобальных проблем межконфессиональных отношений, этнополитики и этнокультуры Пятигорского государственного университета на тему общероссийской гражданской идентичности, этноконфессиональных отношений и роли НКО и правового просвещения в развитии гражданского согласия.

– Мы все понимаем, что проявления экстремизма и в молодежной, и в немолодежной среде имеют место. А что можно сказать студентам и молодежи вообще в виде практических рекомендаций?

– Все мы видим сегодня, что радикальные настроения есть и в среде молодежи тоже. Порой они сильно распространяются и выплескиваются в антиобщественные действия. И мы все должны понимать, что радикализм – это начальная форма экстремизма, ведущая к терроризму. Программы и проекты нашего института как раз и направлены на профилактику радикализации религиозного сознания молодежи. Мы знаем основные угрозы, формы экстремистской деятельности, методы противодействия идеологии экстремизма. Что мы можем противопоставить? Рассказать и показать, что все люди имеют право на жизнь, на свою культуру, на взгляды, на вероисповедание. Каждый из нас этим дорожит. Радикалы же, которые используют исламскую религию, настраивают свою аудиторию на то, что нужно всех подвести под единое поле.

Так что сегодня идет речь о псевдорелигиозном экстремизме, представители которого призывают к тому, что национальности, взгляд, мнения, культура не должны быть в таком разнообразии, а все должны быть приведены к общему знаменателю. Они апеллируют к тому времени, когда в седьмом веке появился ислам, его приверженцы были «правильными», и нам сейчас нужно вернуться к тому образу жизни. Мы же показываем молодежи, что есть много культур, много языков, мы можем узнавать друг друга. Тем более что в Коране есть аяты, посвященные этому многообразию. Бог сотворил людей разными, чтобы мы познавали друг друга. Так что через такие мероприятия мы хотим показать молодым людям истинные ценности любой религии и что поликультурное многообразие поощряется всеми религиями.

– То есть нашу разность можно воспринимать в позитивном, а не в негативном русле?

– Конечно. И мне кажется, что современные ребята это понимают.

– Совсем недавно вы также были экспертом на Всероссийском фестивале социального медиаконтента «Я против экстремизма и терроризма», который прошел в Ростове-на-Дону. Что там происходило?

– Чтобы ответить на этот вопрос, надо рассказать о том, где это происходило – в Национальном центре информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет. Подобных центров в России сейчас 24. Семь из них – ведущие. К ним относится и такой центр в Пятигорском государственном университете, в котором я работаю, – Центр профилактики экстремизма и терроризма, формирования патриотизма и гражданской идентичности. И центр, и нашу общественную организацию «Единство» возглавляет названный ранее Ибрагим Ибрагимов. Он является членом координационного совета при Минобрнауки РФ по разработке и реализации в образовательной среде комплекса мер, направленных на противодействие идеологии терроризма, пропаганде его идей, распространению материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности. Наш центр был создан в ПГУ в 2019 году в рамках Комплексного плана противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы, утвержденного Владимиром Путиным. Реализация этого плана позволила сформировать такие центры. Их курирует Министерство науки и высшего образования Российской Федерации и Национальный антитеррористический комитет. В Ростове, где тоже есть такой центр противодействия экстремизму и терроризму в интернет-среде, мы работали как партнеры. Участвовали в этом онлайн-фестивале представители практически всех регионов России – около двухсот человек. В своих выступлениях мы пытались донести до слушателей неординарные подходы.

– Например?

– А вы задумывались о том, что и в Священном Писании, и в Коране есть много общего с Конституцией нашей страны? В своих основополагающих принципах они совпадают в плане поддержки человека, права на жизнь, других прав. Любая религия помогает человеку и жить, и свободно развиваться. А радикалы, напротив, пытаются доказать, что вера и светская жизнь несовместимы.

– То есть права человека, институты гражданского общества, одним из которых является ваша организация «Единство», не только имеют много общего, но и могут взаимодействовать в вопросах помощи людям?

– Вне всякого сомнения. События пандемийных лет еще раз это доказали, причем с такой стороны, о которой мы даже не задумывались. Подводя итоги прошлого года, мы в своей общественной организации «Единство» увидели, что количество обращений в организацию за 2021 год значительно выросло. И большинство консультаций касалось вопросов правового характера, по сути, людям были нужны юридические консультации. Так что нам пришлось осваивать и это направление деятельности.

– А с чем вы связываете такой прирост обращений?

– И граждане России, и мигранты попали в связи с ковидом в непредвиденные ситуации, имеющие для них юридическое значение. Например, к нам обращались родители студентов и сами ребята, которые из-за пандемийных ограничений не смогли вовремя приехать на учебу, они интересовались, как в связи с этим будет меняться цена обучения. Мы давали правовое объяснение договоров. Обращалось много мигрантов – таджики, узбеки, афганцы, которые не смогли вовремя приехать, у них из-за этого были просрочены миграционные документы, регулирующие законность их пребывания в России, возникали проблемы с трудоустройством. Много правовых вопросов вызвал и переход в онлайн-режим при оформлении документов. Проще говоря, правовое просвещение пришлось осваивать, что называется, на ходу. Мы и сами учились и привлекли к этой правовой консультационной работе адвокатов, ведь в центре нас всего работает десять человек. Адвокатам доставались самые сложные вопросы. А нам оставалось законодательное просвещение в сфере регулирования межнациональных и межконфессиональных отношений, ресурсная поддержка по открытию и регистрации некоммерческих объединений и многое другое. Нужно еще отметить, что все национальные общины, в которые мы обращались, всегда нам помогали. То есть институты гражданского общества в сложной ситуации сработали вместе и эффективно.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь