Портал Мусульман Кавказа

Разоблачение террориста

0% нравится
27 марта 2016, 22:28

Разоблачение террориста

Никакого опыта в области джихада. Немного знаком с шариатом, работал в детском саду.

Когда этот мужчина из Брёнсхэйя в июле 2013 года заявил о своей готовности встать под черной знамя ИГИЛ, о нем записали самые необходимые сведения.

Мужчина, который когда-то состоял в банде «Лояльные по отношению к Семье» Loyal To Familia (LTF), весной 2013 года неожиданно стал очень религиозным, если верить источнику, который разбирается в криминальной среде. Всего за несколько месяцев он перестал курить с друзьями гашиш и стал отворачиваться от них, встречая на улице, говорит источник. И еще он стал весьма благочестивым.

Подобное прошлое — с наркотиками, бандами и криминальной средой, которое приводит к членству в террористической организации «Исламское государство», похоже на прошлое некоторых террористов, совершивших теракты в Париже в прошлом году и в Брюсселе во вторник.

Краткая информация об опыте мужчины в области джихада, знании шариата и прежнем месте работы, содержится в одном из 22 000 документов ИГИЛ, недавно ставших достоянием гласности.

Это произошло примерно в марте-апреле 2013 года, почти за три месяца до того, как он — согласно документам ИГИЛ — перебрался из Турции в Сирию в город Азаз, который находится в нескольких километрах от турецкой границы. Он был зарегистрирован как «мукатил» «mukatil», на арабском это «воин».

Резюме джихадистов в Сирии

Сейчас мужчина, который, как предполагают, симпатизирует ИГИЛ, опять в Дании. Его пока еще не подвергли судебному преследованию за то, что он был в рядах ИГИЛ, с которым Дания официально находится в состоянии войны.

Таким образом, он может считаться символом важной и активно обсуждаемой политической дилеммы: Что делать с датчанами, присоединившимся к террористической группировке ИГИЛ?

Berlingske получила доступ к документам, которые стали достоянием гласности, благодаря Эйтару Абдулхаку (Eithar Abdulhaq) из сирийского новостного агентства Zaman al-Wasl. Документы эти — анкеты, которые «иностранные бойцы» заполняли, прибывая в районы, контролируемые ИГИЛ. Эдакое резюме для джихадистов в Сирии.

В материале указано настоящее имя джихадиста, дата рождения, место жительства и номер телефона. Благодаря этим сведениям «Берлингске» удалось установить целый ряд датчан, которые уехали в Сирию во второй половине 2013 года. В это время ИГИЛ еще не заявило о создании так называемого халифата, но организация уже была готова порвать с Аль-Каидой и создать свой собственный бюрократический аппарат.

Вполне возможно, что новые сведения сыграют решающую роль в судебном преследовании оставшихся в живых и вернувшихся домой датских членах ИГИЛ, которые, если верить документам, участвовали в боях.

Вот что говорит Йёрн Вестергорд (Jørn Vestergaard), профессор Копенгагенского университета:

«Просочившиеся в прессу документы — настоящий подарок Разведывательной службе полиции и прокуратуре, и будет странно, если они не будут использованы в расследовании и уголовном преследовании джихадистов. Но одних этих сведений, разумеется, недостаточно. Они могут лишь отчасти привлечь внимание к лицам, и частично внести ясность в тот материал, с которым приходится работать», — говорит Йёрн Вестергорд.

Посредник убит

Когда документы были опубликованы, появились сомнения в их подлинности. Впрочем, оказалось, что целый ряд сведений о голландских, британских, а теперь и датских джихадистах, и вправду подлинные.

Сначала о 22 тысячах документов написала Süddeutshe Zeitung, потом информация о них появилась на Sky News. Но в документах много повторов, встречаются и оригиналы, и копии.

Сирийское новостное агентство Zaman al-Wasl просмотрело все документы и сократило их количество с 22 тысяч до 1 736, и многих из тех, о которых в них идет речь, удалось идентифицировать. В Бельгии, Голландии, Франции и Великобритании подробности, указанные в документах, привели к разоблачению джихадистов — в частности, террористов, имевших отношение к террористическим атакам в Париже 13 ноябре 2015 года.

Поэтому исключительно важно доказать подлинность документов, говорит Йёрн Вестергорд.

«Если удастся доказать документально, что эти материалы подлинные, что им можно верить, они приобретут большую ценность, когда надо будет доказывать, что то или иное лицо присоединилось к рядам исламистов», — говорит Йёрн Вестергорд.

Berlingske сама проанализировала документы и перепроверила сведения, касающихся датских граждан. Пока неизвестно точно, сколько датских джихадистов, упомянутых в документах, вернулись в Данию. Сообщается, что по меньшей мере один из них — Абу Талха (Аbu Talha), погиб в бою. Еще один, с датско-турецкими корнями, сидит в тюрьме, он первый датчанин, обвиняемый в том, что присоединился к ИГИЛ.

Сообщается, что посредник абу Хафс аль-Пакистани, (abu Hafs al-Pakistani), который, если верить документам, выступал в качестве вербовщика и гаранта для большинства датских джихадистов, отправлявшихся в ИГИЛ, также убит.

По сведениям Berlingske, его дело продолжили другие посредники. Датские джихадисты, которые хотят поехать и присоединиться к ИГИЛ или Джебхат аль-Нусре (Jabhat al-Nusra), организации Аль-Каиды в Сирии, не испытывают в Дании недостатка в посредниках, к которым могут обратиться.

Расследование, проведенное Berlingske, показывает, что мужчина из Брёнсхэйя, чье имя фигурирует в документах, находится в Дании.

Толкователи Корана с большими окладистыми бородами

Расследование, проведенное Датским институтом международных исследований (DIIS), показало, что 18 из 23 террористов, которые стоят за терактами, осуществленными за последние четыре года, имеют криминальное прошлое.

Поэтому мужчина из Брёнсхэйя, судя по ставшим достоянием гласности документам, относится к категории людей, которых власти опасаются больше всего. Перебежчик, который встает на преступный путь в банде, и который в определенный момент резко меняет ориентацию и превращается в религиозного экстремиста.

До того, как мужчина, о котором идет речь, отправился в Сирию, он вращался в двух преступных группах.

Он был до некоторой степени связан с преступными элементами, входящими в крутую криминальную банду, сфера влияния которой простирается от Тингбьерг (Tingbjerg) до Блогордсплатс (Blågårdsplads). Эта банда находилась в состоянии войны с рокерской группировкой AK-81 и принимала участие во многих преступных деяниях — от краж со взломом до перестрелок.

Еще одна преступная группа в Брёнсхэйя состояла из исламистов. Нередко бывшие члены банд превращались в толкователей Корана с большими окладистыми бородами, авторитет их простирался далеко за пределы границ районов, в которых они жили. Об этом говорит источник, знакомый с криминальной средой в Брёнсхэйя.

По словам Магнуса Рансторпа (Magnus Ranstorp), специалиста по борьбе с террором из Института министерства обороны в Швеции, есть много известных примеров именно такого типа карьеры.

«Самое смешное — то, что экстремистская среда может дать членам банд возможность их покинуть, нередко эти две преступные среды пересекаются. Если человек возвращается домой, повоевав, например, в Сирии, он представляет собой эдакий гибрид бандита и экстремиста. Такие люди могут представлять опасность, потому что они прошли военное обучения в Сирии», — говорит Магнус Рансторп.

Вместе с тем он подчеркивает, что не стоит полагать, что власти оставляют вернувшихся домой джихадистов без внимания, только потому что они еще не стали объектом судебного преследования.

«Разведывательные службы, конечно же, хотят оценить степень угрозы, которую представляют эти люди и поближе присмотреться к ним, чтобы понять, действительно ли они опасны, или нет», — говорит Магнус Рансторп.

«Обзавелся семьей и стал более ответственным»

Предполагаемый джихадист из Брёнсхэйя вместе с шестью другими датчанами, которых Berlingske удалось идентифицировать благодаря просочившимся в прессу документам, — лишь немногие из 125 джихадистов, которые по данным Службы разведки датской полиции отправились воевать в Сирию. В последние годы дискуссии ведутся именно вокруг вернувшихся домой датских граждан. Считается, что именно они представляют террористическую угрозу для Дании.

Berlingske пообщалась с мужчиной из Брёнсхэйя, который не захотел комментировать, как информация о нем попала в ставшие достоянием гласности документах ИГИЛ.

В протоколах дела, возбужденного против мужчины, говорится, что он в 2014 году, после возвращения домой, обзавелся семьей, семья ждала ребенка, и что на тот момент он примерно год никак не контактировал с преступной средой.

«Благодаря тому, что у него появилась семья, он стал более ответственным и стал думать, что делает», — написано в документе.

История о джихадисте из Брёнсхэйя вовсе не является какой-то исключительной. Поэтому правительства, которые в последние годы менялись в Дании довольно часто, пытались ужесточить законодательство — с тем, чтобы привлечь к ответственности вернувшихся домой бойцов ИГИЛ, представляющих угрозу безопасности, по мнению Разведывательной службе полиции Дании, или же запретить им покидать страну.

Бывший министр юстиции Мортен Бёдсков (Morten Bødskov) (Социал-демократическая партия) твердо заявил в 2013 году, что датские джихадисты «рискуют подвергнуться уголовному преследованию», когда вернутся».

Нынешнее правительство внесло по инициативе нынешнего министра юстиции Сёрена Пинда (Søren Pind), представителя партии Венстре, ряд изменений в законодательстве, призванных решить проблему. Было, в частности, решено, что джихадистов, побывавших в Мири можно судить за измену родине, а Службе разведки датской полиции был предоставлен расширенный доступ к сведениям об авиапассажирах.

Но на сегодняшний день к уголовной ответственности был привлечен только один предполагаемый джихадист — за связи с ИГИЛ.

В Кристиансборге (Christiansborg — резиденция датского парламента, — прим. перев.) Датская народная партия полагает, что новая информация вызывает большую тревогу. Партия жаждет более активных действия от министра юстиции от Сёрена Пинда.

«Эти люди могут угрожать безопасности обычных датчан», — говорит пресс-секретарь (Peter Kofod Poulsen).

«Я призываю министра юстиции, проанализировать эти списки как можно быстрее, чтобы выяснить, можно ли начать уголовное преследование этих лиц, а еще лучше — выкинуть их из Дании вообще, если это вообще возможно, чтобы люди, получившие тот или иной опыт в вооруженном конфликте на стороне ИГИЛ, не слонялись тут на свободе», — говорит Петер Куфод Поульсен.

Министр Юстиции Сёрен Пинд пообещал начать несколько уголовных дел.

Несколько человек представляют огромную террористическую угрозу для Дании.

«Правительство занимает твердую позицию по отношению к людям, воевавшим в Сирии. Я рассчитываю, что будет начато несколько уголовных дел. Мы приняли жесткие поправки к законодательству и не собираемся на этом останавливаться», — говорит Сёрен Пинд.

Одно из планируемых ограничений — ввести запрет на въезд в определенные зоны конфликтов.

Berlingske поинтересовалась у Разведывательной службы полиции, как разведка относится к ставшим достоянием гласности документам ИГИЛ и к конкретному делу человека из Брёнсхэйя. Однако Разведывательная служба датской полиции не захотела комментировать ни то, ни другое.
Алан Сёренсен (Allan Sørensen), Хенрик Йенсен (Henrik Jensen)

Berlingske, Дания

Просмотров: 165

Понравилась статья? расскажите друзьям:

Комментарии (0)

    Вверх