Ближневосточный кроссворд

0
154

После того, как король Салман вступил на трон в 2015 году и позволил своему любимому сыну и заместителю наследного принца Мухаммаду ибн Салману захватить важнейшие бразды правления в королевстве, страна начала проводить напористую внешнюю и региональную политику. Сын стареющего и немощного короля обошел в конкурентной борьбе наследного принца и первого кандидата в списке наследников Мухаммеда ибн Наифа, нынешнего министра внутренних дел. С этим согласны все.

Принц Мухаммад ибн Салман сосредоточил в своих руках огромную власть, и это происходит в системе, в которой правящая семья обычно пытается найти тщательный баланс между отдельными фракциями.

Мухаммаду ибн Салману или МиСу (MbS), как его называют в дипломатических кругах, всего 30 лет, хотя этим режимом уже давно управляют люди, возраст которых перевалил за 70 и за 80 лет. Он является министром обороны и экономическим царем, а также верховным правителем в таких тесно связанных между собой сферах, как внешняя политика и политика в области нефти.

Если сделать краткий обзор внешней и оборонной политики в его первый год работы, то он, вероятно, будет выглядеть так: возглавляемая саудитами война с воздуха против поддерживаемых Ираном повстанцев-хути в Йемене, начатая в марте прошлого года; усиленная поддержка суннитских исламистских повстанцев, воюющих против режима Асада в Сирии, который поддерживают Иран, «Хезболла», ливанские шиитское вооруженные формирования, а также Россия; разрыв дипломатических отношений между Эр-Риядом и Тегераном; а также произошедший в последние несколько недель разрыв с политическими, военными и медийными союзниками Саудовской Аравии в Ливане.

Возможно, в этом перечне нет дружественной разрядки в отношениях между королевством саудитов и Россией Владимира Путина, союзницей всех тех, кого Саудовская Аравия больше всего ненавидит в этом регионе — Ирана, «Хезболлы», а также режима Асада.

Альянсы по расчету вряд ли можно назвать чем-то новым на Ближнем Востоке. Воля к власти укоренившихся режимов часто сосуществует там с прагматизмом, и тогда возникают странные союзники из числа заклятых врагов. Однако нынешняя ситуация достигла необычных высот откровенного и насильственного антагонизма в опосредованных войнах между суннитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном во всем регионе и, прежде всего, в Сирии. Однако, в первую очередь, возникает вопрос: а чего добивается Саудовская Аравия?

Эр-Рияд сигнализирует о прекращении своего участия в войне в Йемене. Официальные лица королевства говорят о том, что они уничтожили ракетную угрозу со стороны своего необузданного южного соседа. По мнению многих других наблюдателей, МиС откусил больше, чем смог проглотить. Несмотря на торжественно объявленное Эр-Риядом создание альянса из числа более 30-ти суннитских наций для противодействия намерениям Ирана, Египет и Пакистан, обладающие самыми крупными армиями в регионе, отказались предоставить наземные вооруженные силы в поддержку проводившейся саудитами войны с воздуха. Что касается Сирии, то угроза саудитов направить войска для поддержки суннитских повстанцев оказалась пустым звуком.

Разрыв дипломатических отношений с Ираном, а также прекращение контактов с Ливаном произошли после казни в январе этого года Нимр ан-Нимра, диссидентского шиитского церковного деятеля. Эр-Рияд предпринял ответные шаги после того, как саудовское посольство в Тегеране и консульство в Мешхеде были атакованы толпами людей.

Министр иностранных дел Ливана, связанный с «Хезболлой» христианин, отказался осудить эти события — в данном случае он выглядел святее самого Папы, поскольку даже иранское правительство выступило с соответствующим осуждением. Саудиты прекратили оказывать помощь ливанской армии, общий объем которой составлял 3 миллиарда долларов, перестали платить местным суннитским союзникам и ассоциированным средствам массовой информации, а также закрыли бейрутский офис Аль-Арабии — телевизионного канала, принадлежащего королевской семье.

В то же самое время принц Мухаммад ибн Салман создал то, что арабские официальные лица называют «функциональными и содержательными» отношениями с президентом Путиным по таким вопросам, как Сирия, возможные закупки российского оружия, инвестиции в России, а также совместные усилия, направленные на стабилизацию цен на нефть с помощью замораживания уровней ее добычи.

Что касается Сирии, то руководимые Соединенными Штатами и Россией мирные усилия по-прежнему находятся в тупике из-за того, что Москва настаивает на том, что президент Асад должен быть составной частью любого процесса выхода из войны, против чего упорно возражают Вашингтон и Эр-Рияд. Но когда МиС встречался с г-ном Путиным в октябре прошлого года во время российского этапа Гран При в Сочи, он сказал ему: «Нас не беспокоит Асад, нас беспокоит Иран». Об этом сообщил один арабский чиновник, находящийся в контакте с заместителем наследного принца. Сергей Лавров, российский министр иностранных дел, после этого сказал: «Теперь мы значительно более четко представляем себе, как двигаться по пути политического урегулирования».

Достижение какой-либо договоренности не представляется реальным на начинающихся на следующей неделе переговорах в Женеве. Несмотря на предпринятый г-ном Путиным частичный вывод войск из Сирии, поддерживаемые русскими силы Асада продолжают наступление — не только против поддерживаемых саудитами повстанцев, но также против джихадистов Исламского государства, у которых они отвоевали на прошлой неделе город Пальмиру.

По мнению некоторых арабских источников, российский лидер даже проинформировал МиСа о своей новой политике в Сирии еще до того, как он сообщил об этом Асаду.

Г-н Путин, возможно, направляет следующий сигнал г-ну Асаду: если он не будет участвовать в реализации планов, направленных на прекращение войны в Сирии, то Москва может перестать его поддерживать. Действия России, находящейся во главе поддерживаемой Ираном оси в Сирии и в Ираке, в настоящий момент также пересекаются с усилиями возглавляемой Соединенными Штатами коалиции, ведущей борьбу против Исламского государства. Обе коалиции поддерживают ополченцев из числа сирийских курдов, воюющих с Исламским государством в северной части Сирии. Союзник России Иран де-факто сотрудничает с Соединенными Штатами в Ираке.

Однако потепление в отношения между Саудовской Аравией и Россией, несомненно, свидетельствуют об ослаблении регионального влияния Соединенных Штатов, с которым королевство саудитов тесно связано вот уже в течение 70 лет. После того, как Барак Обама начал свою оттепель в отношениях с Ираном в связи с прошлогодней ядерной сделкой, а г-н Путин вмешался в сирийскую войну (чего пытается избежать американский президент), саудиты, судя по всему, решили работать с Москвой, надеясь на то, что она сможет повлиять на Тегеран. Сирия со всей проливаемой там кровью является полем сражения нынешнего Ближнего Востока.

Дэвид Гарднер (David Gardner)
The Financial Times, Великобритания

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь