В Ираке может вспыхнуть новая война

0
46

Министерство иностранных дел Ирака направило запрос на проведение экстренного заседания СБ ООН для обсуждения нарушения своего суверенитета Турцией, её вмешательства во внутренние дела. Такая формулировка содержится в заявлении представителя иракского МИД, который также требует принять резолюцию по этому поводу и положить конец нарушению турецкими силами суверенитета Ирака. Накануне иракский парламент принял резолюцию, в которой высказан протест против присутствия турецких военных в районе Башика под Мосулом. Парламентарии потребовали от правительства принятия необходимых юридических и дипломатических мер, включая пересмотр экономических отношений между двумя странами.

Напомним, что отношения Ирака и Турции стали обостряться после того, как Анкара без получения согласия Багдада стала устанавливать «особые отношения» с Эрбилем, а когда в декабре прошлого года турецкие военные и бронетехника были введены в район Башика иракской провинции Найнава, наступил острый кризис. Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади предупредил Анкару, что сохранение турецких войск на севере страны может привести к «региональной войне». «Мы несколько раз просили турецкую сторону не вмешиваться в дела Ирака, и я боюсь, что турецкое приключение может превратиться в региональную войну, — уточнил Абади. — Поведение турецкого руководства неприемлемо, и мы не хотим, чтобы дело дошло до военной конфронтации с Турцией».

Анкара же утверждает, что «направила свои войска в Северный Ирак в рамках международной миссии по подготовке и оснащению иракских сил для борьбы против ИГИЛ (группировка запрещена в России), которое контролирует обширную территорию Ирака в районе города Мосул». Более того, на днях парламент Турции продлил мандат на военное присутствие в суверенных государствах Сирии и Ираке, что с точки зрения международного права является нонсенсом. Тем не менее премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что турецкие войска останутся на севере Ирака, «что бы ни говорил Багдад», а «иракское правительство лишь зря тратит время, концентрируясь на присутствии турецких военнослужащих на своей территории». Он обосновал необходимость турецкого военного присутствия в Ираке борьбой с террористической группировкой ИГИЛ (запрещена в России), с которой, по его словам, «ведут борьбу вооруженные силы 63-х государств». В то же время спикер объединенной группы операции «Непоколебимая решимость» подполковник армии США Джон Дориан сообщил, что «турецкая армия не входит в американскую антитеррористическую коалицию в Ираке», и назвал вторжение Турции в северный Ирак незаконным актом. Если это действительно так, то Анкара стала действовать уже без оглядки на Вашингтон.

Сейчас Багдад осуществляет операцию по освобождению Мосула. Американские источники утверждают, что она может начаться в середине октября. Для этой цели, как сообщил министр обороны США Эштон Картер, в Ирак уже отправили дополнительно более 600 военных для завершения подготовки к битве. При этом неизвестно, осуществляют ли при том США координацию своих действий с Турцией. Если судить по реакции премьер-министра этой страны Йылдырыма, то «руководство США в отношении Мосула продолжает находиться под влиянием других взглядов, наши союзники действуют не слишком прозрачно». В свою очередь турецкая газета Milliyet уточняет, что «США начали создавать военную базу в Ираке для освобождения Мосула в Башике, в непосредственной близости от района, где уже работают военные инструкторы Турции». Помимо этого Анкара утверждает, что после освобождения Мосула этот район «может превратиться в зону межконфессионального конфликта». По Йылдырыму, «уступить шиитским ополченцам, а потом добавить к ним курдских ополченцев (силы самообороны сирийских курдов — С.Т.) — значит, зажечь там новый костер», и «если нарушить это равновесие, то может произойти большая трагедия». Анкара пытается взять под свою защиту проживающих на севере Ирака туркоманов.

Напомним, что в августе Турция начала на севере Сирии также под прикрытием участия в возглавляемой США международной коалиции операцию «Щит Евфрата». По словам советника президента Сирии по политическим и информационным вопросам Бусайны Шаабан, «действия Турции по вводу своих войск на территорию Сирии не были никак скоординированы с представителями России и Ирана». Также, по словам Шаабана, «Анкара не дала Дамаску никаких гарантий». Официальный Дамаск осудил действия Турции, но, как подметили многие эксперты, он дальше этого не пошел. Подразделения турецкой армии и союзные Анкаре отряды сирийской оппозиции сегодня контролируют в Сирии территорию площадью примерно в 600 кв. км, в том числе и турецко-сирийскую границу. Но когда Анкара заявила о желании вместе с США освободить сирийскую Ракку от ИГИЛ (запрещена в России), то, по словам пресс-секретаря президента Турции Ибрагима Калына, «американцы отнеслись к такому предложению без особой заинтересованности, так как они разрабатывают эту операцию, исходя из тезиса о сотрудничестве с YPG (боевое крыло террористической PYD)».

Добавим, что все эти события развиваются на фоне осложнения диалога между США и Россией по Сирии. По оценке военных специалистов, вырисовывается следующая диспозиция: турецкие войска одновременно находятся на территории Ирака и Сирии, Россия вынуждена наращивать свои силы в Сирии, США по факту уже участвуют в наземных операциях в Ираке и в Сирии, воюют сирийские отряды, ИГИЛ (запрещена в России) и другие радикальные группировки джихадистов, сирийские и иракские правительственные войска, плюс Иран. К региону подтянут французский атомный авианосец «Шарль де Голль», на севере Сирии действует часть французского спецназа. Участвовать в боевых действиях, похоже, намерены и другие страны коалиции: Италия, Австралия и еще ряд других государств. Что же касается Турции, то там все больше и больше склоняются к мнению о том, что США целенаправленно идут к осуществлению своего геополитического проекта — организовать на территории Сирии, Ирака и Турции Большой Курдистан, что угрожает целостности сразу трех государств — Ирака, Сирии и Турции. Пока же Турции удалось вбить клин между курдскими территориями, введя войска в Ирак и в Сирию под предлогом борьбы с халифатом.

Москва внимательно и тщательно следит за развитием событий в регионе. Действия Турции воспринимаются с точки зрения возможности выстраивания политического доверия, которое было подорвано недавним кризисом во взаимоотношениях между двумя странами. Турецкие эксперты считают, что в сложившейся ситуации президент Реджеп Тайип Эрдоган «должен и даже обязан идти хотя бы на достижение согласия с президентом Сирии Башаром Асадом, вступать в активный альянс с Ираном и вести неагрессивный диалог с Ираком». Правда, это будет не так-то просто, но возможности иных вариантов для Анкары ограничены. С другой стороны, США болезненно реагируют на действия России в регионе, в котором они недавно доминировали во всех отношениях. Вот почему намеченный визит в Турцию президента России Владимира Путина как никогда актуален, потому что в ходе его речь будет идти не только, а возможно, и не столько о восстановлении торгово-экономических связей, сколько о восстановлении политического диалога в полном объёме. Как говорит глава Центра турецко-российских исследований Айдын Сезер, «у Турции острый кризис во внешней политике и США, и с ЕС, ей сейчас необходимо как минимум найти общее с Москвой понимание в сирийском вопросе». К тому же российско-турецкий альянс может придать официальной Анкаре уверенность как во внутренней, так и во внешней политике, смягчить последствия кризиса, возникшего и во взаимоотношениях между Багдадом и Анкарой.

Что же касается запроса Ирака на проведение экстренного заседания СБ ООН по поводу присутствия турецких войск на своей территории, то Анкара и Багдад, как не раз ранее бывало, могут провести консультации по мирному урегулированию возникшей ситуации. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выразил готовность «предоставить посреднические услуги, если возникнет такая необходимость».

 https://regnum.ru/news/polit/2190049.html 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь