Наступление на Мосул

0
56

На Ближнем Востоке события развиваются словно по сценарию русской пословицы «дальше в лес — больше дров». Там восстает великое прошлое, бурлит настоящее и пульсирует будущее, которое также не сулит покоя. О том, как трудно понять Ближний Восток, можно было судить по поступающим из этого региона таким новостям, читая которые бывает трудно понять: то ли это голос прошлого, то ли послание из будущего, но все с общим смыслом вдохнуть жизнь в старый-новый символ.
На днях экс-губернатор Мосула, командующий суннитсткими отрядами ополчения «Защитники Ниневии» Эсиль Нуджейфи заявил буквально следующее: «Часть наших сил размещена в районе мосульской плотины на севере Мосула. В ближайшие дни мы вместе с иракской правительственной армией намерены расширить масштаб операции». При этом он высказался за необходимость участия Турции в мосульской операции. По его словам, «Турция в настоящее время не может оказывать нам поддержку. Но если ей удастся договориться с коалицией, то она сможет оказывать артиллерийскую поддержку, в которой мы очень нуждаемся». Нуджейфи также подчеркнул, что после освобождения Мосула от ИГИЛ (структура, запрещенная в России), иракская армия «покинет город и передаст контроль над управлением Мосула местной полиции и ополчению «Защитники Ниневии». «Я не думаю, что Мосул может быть разделен. А вот в Синджаре и Талль-Афаре возможны межрелигиозные столкновения», — уточнил Нуджейфи. Напомним, что Нуджаифи считается основателем и лидером «Хашд аль-Ватани», ополчения арабов-суннитов в Ираке. Согласно данным турецкой газеты Birgün, «Защитники Ниневии» не так давно были созданы Анкарой и в эту группу входят суннитские арабские боевики, которых Турция обучала в лагере Башика, что привело к кризису в отношениях с Ираком».

Почему иракские арабы-сунниты, которые поселились в Мосуле и его окрестностях только при Саддаме Хусейне, а во времена королевского Ирака там не было даже мечетей, стали использовать привязку именно к Ниневии, а не придумали какую-то иную приставку к слову «защитники»? Тем более что Ниневия (по-арабски Найнава) вызывает не столько географические, сколько исторические ассоциации. Ниневия — последняя столица Ассирийской империи и осталась в истории как нарицательный символ столицы языческой азиатской державы. Современные ассирийцы восходят к населению Ассирийского и Нововавилонского царств. После крушения империи, в VI—VII веке до нашей эры, ассирийцы расселились по всему Ближнему Востоку. В I веке они приняли христианство.

В конце XIX века среди ассирийцев стал развиваться национализм, появилось осознание, что все они — единый народ. В 1920—1930-х годах звучали обещания создать ассирийскую автономию в районе города Дохук на севере Ирака, хотя тогдашний главный ареал проживания ассирийцев (Хаккяри) остался на территории Турции. Предполагалось, что правительство Ирака будет защищать христиан, а англичане обещали, что компактно расселят ассирийцев на севере Ирака, на пустующих землях в районе Дохука, и там они будут обладать самостоятельностью, чего не произошло. В 1970-е годы в Ираке стали запрещать идентифицировать себя в качестве ассирийцев, им предлагалось записывать себя и считать в качестве «арабов-христиан». Сам же Саддам Хусейн пытался доказать, что он потомок древних ассирийцев и вавилонян, и переименовал две провинции: провинцию Хилла — в Бабиль, то есть Вавилон, а провинция Мосул, куда раньше входила также территория нынешнего Иракского Курдистана, была разделена. Одна из ее частей названа провинцией Ниневия со столицей в Мосуле. До 1976 года эта провинция называлась Мосул и включала также провинцию Дахук. Если следовать логике, провинцию следовало назвать Ассирией, как это было в древности, а город Мосул переименовать в Ниневию, как его до сих пор называют ассирийцы.

В 1972 году курды в Ираке получили свою автономию, и в ее состав вошли районы компактного расселения ассирийцев. Когда в 2003 году произошло американское вторжение в Ирак и резко обострилась ситуация с христианами в Ираке, идея национальной ассирийской автономии вновь стала активно обсуждаться, особенно после нашествия ИГИЛ (структура, запрещенная в России), когда с севера Ирака бежали христианское население, езиды, какаи, шабаки-шииты и туркмены-шииты. Так что, как видим, турецкий проект «Ниневия», осуществляемый в Ираке руками Нуджейфи, имеет четкую геополитическую направленность: недопущения в будущем появления на севере Ирака автономии в одном из очагов сохранения христианства на Ближнем Востоке. К тому же, по оценке экспертов, запасы нефти в провинции Ниневия составляют около 3,2% от общих запасов Ирака.

Ирак уже стал подобием Афганистана, хотя США и их западные союзники обещали помочь Ираку «стать демократическим государством». Глава Иракского Курдистана Масуд Барзани заявляет, что не видит будущего у централизованного Ирака и не скрывает своих планов, либо официально отделиться от него, либо добиться его конфедерализации. Иракский Курдистан фактически самостоятельно ведет внешнюю и внутреннюю политику, внешнеэкономическую деятельность, особенно с Анкарой, которая развивает с Эрбилем связи в полном объеме, как с обычным государством. К тому же Турция в Ираке держит войска на небольшой кусочке вне Иракского Курдистана, не контролируемого центральным правительством, где она как раз и занимается подготовкой местных арабов-суннитов, курдов и туркоманов для наступления на Мосул и для освобождения провинции Ниневия.

Багдад протестует против турецкого вмешательства во внутренние дела. По мнению турецких экспертов, назревает серьезная региональная схватка между Анкарой, Багдадом, Эрбилем, Тегераном и Вашингтоном относительно возможного передела Мосула после изгнания ИГИЛ (структура, запрещенная в России). Как сообщает турецкое издание Hurriyet Daily News, «Турция направила группу дипломатов и военнослужащих в Ирак, чтобы обсудить свое присутствие в лагере «Башика» в попытке разрешить кризис между двумя странами», обещает закрыть лагерь «Башика», но только после завершения операции в Мосуле. Очередной раунд дипломатии между Турцией и США начался после того, как министры иностранных дел двух стран встретились в Лозанне, чтобы обсудить сирийский кризис, руководители генеральных штабов Турции и США, генерал Хулуси Акар и генерал Роджер Данфорд соответственно, провели переговоры в Вашингтоне. Анкара осуществляет соответствующие контакты и с Москвой. Hurriyet Daily News также утверждает, что «недавнее восстановление отношений с Россией открыло для Анкары возможность возвращения в Сирию как в политическом, так и в военном отношении», и что «Турция больше не выступает против режима Башара Асада в Сирии и не санкционирует жестокие атаки на гражданские цели режима в Алеппо и его окрестностях, готова к тому, что Дамаск скоро может установить свой контроль над Алеппо». Теперь Турция заявила, что у нее есть планы «А», «В», «С».

План «А» — участие в операции. Но когда она началась, Турции не оказалось ни на поле боя, ни за столом переговоров. После этого она пожелала претворить в жизнь план «В” — ворваться в Мосул на плечах Эрбиля. Но после призыва Барзани к Анкаре «договаривайтесь с Багдадом», этот план тоже провалился. Остался план «С»: мобилизовать суннитские арабские племена в Ниневии. Но когда в Ираке начались нападения на христиан, они стали стихийно вооружаться, появилось несколько боевых формирований: «Части защиты Ниневийской равнины» (NPU), «Cилы ниневийской равнины» (ТЗА) и «Двихнавша» («Жертвующие собой», фидаины). Общины Ниневии, особенно езидов и христиан, просят преобразовать Синджар, населенный в основном езидами, и равнину Ниневия в новые провинции. Когда в июле 2014 года с идеей создания некой автономии выступил генеральный секретарь Ассирийского демократического движения в Курдистане Ромео Хаккари, его поддержали некоторые конгрессмены в США. Следующий ход был сделан в апреле 2015 года, когда с заявлением о необходимости создания на Ближнем Востоке христианской автономии под покровительством и защитой мировых держав выступил президент Сирийского национального совета Бассам Исхак. Он провел встречи и переговоры с представителями четырех постоянных членов Совета Безопасности ООН — США, Великобритании, Франции и России — и передал им предложение о выделении «временной охраняемой территории», где бы христиане, езиды и другие меньшинства в Ираке и Сирии могли поселить свои семьи. Кстати, на юге Ниневийской равнины есть город Бартелла, населенный в основном прихожанами Сиро-православной церкви. Там живут шабаки, которые перебрались в Ирак из Ирана в XVI веке. Они тоже мечтают о создании своей автономии — Шебекистана.

Теперь главное в том, какие силы войдут в Мосул? Иракское правительство, курдская администрация, суннитские арабские племена, шиитские силы… Багдад желает, чтобы город остался под его контролем. Арабы-сунниты не хотят. Так что события в регионе развиваются словно в заколдованном круге, вырваться из которого, похоже, мирными средствами никому не удастся.

https://regnum.ru/news/polit/2195896.html 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь