Шелковый путь ведет на Ближний Восток

0
84

Участники XIX съезда Компартии Китая (КПК), который откроется 18 октября, съехались в Пекин. 2287 делегатов обсудят достижения страны и изберут новых членов высшего руководства партии. Ожидается, что Си Цзиньпин будет переизбран на пост генерального секретаря ЦК КПК на второй пятилетний срок. Эксперты предполагают, что имя Си Цзиньпина будет увековечено в уставе КПК, наряду с Мао Дзэдуном и Дэн Сяопином.

Как пишет ближневосточное издание Arab News в статье Why the ‘new Silk Road’ leads to the Middle East, Си Цзиньпин будет утвержден на второй пятилетний срока, что укрепит его статус как одного из самых влиятельных китайских лидеров со времени создания Китайской Народной Республики в 1949 году. Исторически на партийных съездах решались внутренние вопросы, в частности,  экономического развития и политической стабильности. Однако рост Китая за последние три десятилетия превратил его во вторую по величине экономику мира, в военную и политическую силу, с которой нужно считаться. Поскольку Си Цзиньпин укрепляет свою власть и видение, рост Китая в качестве глобальной сверхдержавы кажется невозможным остановить, несмотря на все сопутствующие вопросы об увеличении долгов и замедлении экономического роста. Разумеется, подъем Китая как глобальной державы неизбежен и может иметь значительные последствия для Ближнего Востока и за его пределами.

В этом контексте несколько факторов могут сыграть важную роль в усилении китайского экономического участия на Ближнем Востоке. Во-первых, есть сильная политическая воля с обеих сторон к улучшению отношений на всех уровнях. Во-вторых, несмотря на усиление конкуренции на глобальных энергетических рынках, регион останется стратегической областью, особенно с точки зрения энергоресурсов, независимо от увеличения производства других регионов.

Растущее значение Китая представляет собой фундаментальный сдвиг в глобальной геополитике и дает арабским странам возможность получить важного ”нового друга”. Действительно, арабские государства рассматривают Китай как сверхдержаву, находящуюся в процессе становления, и ожидают, что государство вскоре станет их основным экономическим партнером. Таким образом, имеет смысл укреплять связи с этой растущей силой.

Однако китайские эксперты не ожидают (по крайней мере в краткосрочной и среднесрочной перспективе) каких-либо значительных изменений в политике Китая в отношении Ближнего Востока или арабских стран в ближайшие годы, поскольку лидер КНР старается обеспечить политику преемственности в регионе и большую поддержку для инициативы ”Один пояс – один путь”, масштабного инфраструктурного проекта стоимостью 1 триллион долларов, объединяющего около 60 стран в Азии и Европе.

”Не думаю, что в политике Китая на Ближнем Востоке произойдут большие изменения. Как правило, окончательное политическое решение принимает высшее руководство Политбюро, но предлагается оно министерством иностранных дел и министерством торговли”, – считает доцент и генеральный секретарь Центра исследований Западной Азии и Северной Африки из шанхайской Академии общественных наук Ван Чжэнь.

Председатель Департамента международных отношений Университета Сунь Ятсена в Китае Чжен Чжи сказал: ”На съезде будет продолжена консолидация ближневосточной политики Китая, которую страна реализует на данный момент, уделяя больше внимания региону, но без каких-либо радикальных изменений. Ближний Восток становится все более важным в контексте амбициозной инициативы Китая ”Один пояс – один путь””.

Хотя инициатива считается центральным элементом глобального видения лидер КНР, другие страны не так в этом уверены. Разумеется, многие в США, Индии, Японии и Европе все еще рассматривают этот вопрос через призму силовой политики или свои опасения относительно того, что инициатива ”Один пояс – один путь” позволит Китаю расширить свое геополитическое влияние и экономическое значение в ближайшие годы и десятилетия, поскольку государство становится все более мощным и напористым.

Однако китайцы рассматривают этот вопрос под другим углом. Они считают  инициативу ”Один пояс – один путь” попыткой диверсифицировать торговые пути своей страны с целью повышения энергетической и торговой безопасности.

”Китай, безусловно, будет играть более активную роль в вопросах Ближнего Востока, но отлично от того, как играют другие державы, Пекин не будет использовать какой-либо интервенционистский подход, – сказал Чжен Чжи. – Китай будет и впредь делать акцент или участвовать в политических решениях конфликтов и экономическом развитии в качестве основы региональной стабильности”. 

Ожидается, что после съезда китайское руководство будет проводить более агрессивную внешнюю политику во многих частях мира, включая Ближний Восток. ”Китай будет более активно, чем прежде, защитить свой растущий интерес к Ближнему Востоку, но его роль будет сильно отличаться от роли других держав, таких как, например, США, поскольку у Пекина нет намерений и возможностей действовать подобным образом”, – сказал Ван Чжэнь.

Все сигналы, подаваемые Китаем, четко показывают, что его интересы на Ближнем Востоке будут неуклонно расти. Помимо этого, китайское военное присутствие, несомненно, будет усиливаться с целью защиты интересов и обеспечения безопасности сотен тысяч китайцев, живущих и работающих в регионе.

Этот подход может открыть двери для возможностей китайско-арабских отношений, в том числе по вопросу безопасности региона Персидского залива и Красного моря, борьбы с терроризмом и реконструкции в Сирии, Йемене, Ираке и Ливии. Что еще более важно, рост китайской военной деятельности в регионе и улучшение качества китайского оружия могут поднять военное сотрудничество на новый уровень. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь