Путь победителя

0
144

О кавказском абреке, спасшем от голода ссыльных в годы депортации

Слева направо: М.Газдиев, сын Г. Хуцаева, Г. Хуцаев, Т. Харсиев, зять Г. Хуцаева, К. Албогачиев. На свадьбе Хуцаевых. г. Элиста

Историю эту мне поведал Тамерлан Харсиев, житель селения Чермен (Базоркино).

«В  декабре 2016 года мы  с  Мухамедом Газдиевым и  Курейшем Албогачиевым, моими компаньонами по  общему бизнесу, отдыхали в  санатории в  Ессентуках, где и  познакомились с  Геннадием Хуцаевым,  — говорит мой рассказчик. —  Он  оказался весьма интересным собеседником, добрым и  отзывчивым человеком, и  мы  за  эти три недели успели с  ним крепко подружиться. После отъезда наши отношения не  прекратились. Мы  часто перезванивались, и  вот в  мае прошлого года поехали в  гости в  Калмыкию, на  свадьбу его дочери.

Приехали мы  за  день до  торжества. Нас разместили в  гостинице, в  добротном номере, накормили национальными блюдами и  в  сопровождении двух товарищей предложили экскурсию по  городу. Конечно  же, в  первую очередь они показали нам свою главную достопримечательность  — буддийский храм. Мы  увидели его ещё до  въезда в  город. Немудрено его было заметить. Дома тут невысокие, высота  же храма  — 50  метров, плюс ещё стоит он  на  холме высотой до  семи метров. Это роскошное белое здание, с  ярусными крышами, отделанными позолотой, с  каскадным водопадом на  лестничном подъёме, с  благоустроенной вокруг территорией. Внутрь мы  не  заходили, но  говорят, что там стоит девятиметровая статуя Будды. Построено здание в  наше время. Как оказалось, это самый крупный в  стране буддийский храм и  сюда приезжают люди не  только по  религиозным мотивам, но  и  чтобы посмотреть на  это чудо современной архитектуры.

Запомнился нам и  мемориальный комплекс жертвам репрессий. Калмыцкий народ, как и  мы, подвергся депортации в  декабре 1943  года, и  в  память об  этих трагических страницах истории создал скорбную композицию. Это товарный вагон  — музей, подобный тому, что стоит у  нас на  Аллее славы в  Назрани, в  котором собраны предметы быта калмыцкого народа того времени. А  чуть выше, на  холме  — памятник «Исход и  возвращение». Это огромный мемориальный камень, в  который словно впаяны человеческие тела, символизирующий собой машину геноцида, подмявшую и  перемоловшую тысячи человеческих жизней. Очень жуткая картина.

На  свадьбе мы  были самыми почётными гостями. Геннадий представлял нас всем и  называл своими лучшими друзьями из  Ингушетии. Калмыки очень гостеприимный народ с  традиционным своеобразным укладом. Это виделось во  всём: и  по  национальным блюдам на  столах, и  по  форме общения, и  в  танцах, где пожилые ничуть не  уступали молодым.

К  нам проявляли добродушие и  внимание. Каждый норовил расспросить, узнать о  наших традициях, особенно свадебных, о  том, какие проблемы волнуют сегодня ингушское общество. Много было в  тот день общений и  знакомств.

 Дело шло к  вечеру. Веселье чуть поутихло. Мы  сидели в  окружении молодых ребят, которые живо интересовались нашими свадебными обрядами. Их  очень интриговал тот момент, что на  свадьбе не  бывает жениха, что тёща и  тесть никогда не  видятся с  зятем. Это вызывало массу реплик, за  которыми следовал дружный смех. В  стороне сидела женщина, довольно пожилого возраста, и  пристально наблюдала за  нами. Она на  празднество приехала позже, и  о  том, откуда мы  и  кто, не  знала. Чуть погодя, она подошла к  нам. Мы, как подобает, вежливо привстали и  предложили ей  сесть рядом с  нами.

«Вы  ингуши,  — сказала она. —  Я  догадалась. Сколько лет прошло с  тех давних пор, но  по  темпераменту общения, по  внешнему виду вы  мне напомнили моих давних друзей, моих соседей и  нашего благоверного спасителя Ахмеда.

Это было в  депортации. После нескольких месяцев нашего расселения к  нам в  деревню привезли новых поселенцев. Это были три семьи калмыков и  ингушская семья с  двумя сыновьями и  престарелыми родителями. Мама у  них была очень добрая и  миловидная женщина. Дед  же, наоборот, был хмурым и  молчаливым. Они были немощными, к  тому  же, видно, горе согнуло их  очень. За  ними присматривал младший сын, а  старший был своего рода «добытчиком». Они очень тосковали по  своим, говорили, что непременно найдут их  и  уедут. Не  знаю, по  каким причинам они оказались с  нами. Ингуши ведь были высланы в  Казахстан и  Среднюю Азию. Скорее всего, они жили до  высылки в  Калмыкии или ещё где-то. Но  не  важно. Их  сыну Ахмеду  мы, ссыльные этой деревни, были обязаны тем, что не  умерли с  голоду. Он  был такой ретивый, отчаянный молодой человек. Внешность грозная, а  душа добрая. Его побаивались все и  уважали.

В  первые годы высылки нам пришлось очень тяжко. Во-первых, климат  — 40-градусные морозы. И  страшный голод. Люди просто вымирали семьями. Не  было работы, не  было пропитания. А  Ахмед хорошо разбирался в  травах, мог из  ничего что-то приготовить, мог достать, договориться с  председателем колхоза, мог ограбить магазин, колхозный склад или угнать скот. Но  он  никогда не  уносил последнее. Мы  его меж собой называли кавказским абреком. Он  не  с  целью обогащения ходил на  этот риск, не  прятал «награбленное», он  спасал людей, спасал свою семью, всех, кто нуждался в  его поддержке. А  это калмыки, немцы и  ссыльные русские. Он  не  боялся смерти, говорил, что страшнее  — не  сделать что-то, чтоб не  умереть с  голоду самому и  не  дать умереть другим. До  сих пор удивляюсь, как его никто не  сдал. Ведь стукачей в  те  годы было очень много.

Но  из  всего «добытого» мне запомнилась конина. Ах, какая это была радость! У  нас был комендант  — злющий такой человек. Очень его не  любили и  побаивались в  деревне. Может, в  наказание, а  может, на  тот момент неоткуда было что-то достать, но  Ахмед выкрал его коня. Как потом рассказывали, в  охоте за  этой добычей он  потерял три дня и  три ночи. Следствие по  тому делу велось серьёзное. Но, видно, Всевышний оберегал нашего спасителя. Никто его не  выдал, хотя конину съели всей деревней.

Бабушка моя говорила: «Беды и  проблемы посылаются людям для познания себя и  обретения духа. Перед человеком тогда встают два пути: он  либо остаётся личностью, берёт на  себя ответственность за  себя и  своих близких, либо он  — жертва, остаётся в  надежде на  сильных мира сего. Первый путь  — это путь победителя». Калмыки говорят: «Золото в  пыли не  затеряется, великий человек не  сломится». Вот он  был таким, был победителем! Он  боролся с  несправедливостью и  произволом, чинимым над депортированными народами, загнанными в  угол и  поставленными на  выживание.

 Что с  ним стало потом, мы  не  знаем. Дело в  том, что они всё  же разыскали своих родных и  по  разрешению коменданта, который рад был от  них избавиться, эта семья уехала к  своим. Больше о  них мы  ничего не  слышали. Жаль, что фамилии их  я  так и  не  запомнила. Может, с  потомками удалось  бы встретиться. Но  я  всегда вспоминаю его, как ангела-хранителя. Ни  до, ни  после этого я  как-то с  ингушами не  встречалась. Вы  первые. Спасибо вам, что пришли сюда. Я  словно вновь встретилась со  своим спасителем. Наверняка его нет в  живых, но  он  унёс с  собой милость тысячи спасённых судеб”.

Тут она жестом окинула зал и  сказала, что многие сидящие здесь обязаны ему за  то, что родились на  свет. Не  было  бы нас, не  было  бы и  многих здесь сидящих. С  этими словами она обняла нас, осыпала вновь благодарностями и  попросила передать всему ингушскому народу слова признательности.

Уехали мы  домой с  хорошими впечатлениями о  Калмыкии и  калмыцких друзьях. Но  самым большим подарком были слова благодарности, сказанные через многие десятки лет в  адрес нашего земляка”.

Интересная и  поучительная история. Именно на  таких примерах формируется настоящий национальный характер. Ведь не  секрет, что наши ребята славятся не  только достойными поступками. Больно и  обидно, когда слышишь совершенно противоположные отзывы. Ведь в  каждом из  нас заложены черты благородства, мужества и  достоинства. Хотелось  бы, чтобы наша молодежь помнила об  этом, знала, какими благородными поступками славились их  отцы, на  генетическом уровне чувствовала ответственность за  то, как она живет и  какими ценностями руководствуется.

Лилия Харсиева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь