Уроки терпения

0
169

Лидия Аскарбиевна и Инус Магомедович АНЧЕКОВЫ вместе уже 45 лет. Они познакомились в далеком адыгейском ауле, а поженились в Нальчике. Вырастили троих сыновей, которые подарили им трех внучек. Отдельная часть жизни Лидии Аскарбиевны – ее работа в региональном отделении Российского Красного Креста.  
Это ее вторая семья, требующая любви, сострадания и милосердия. 
Тетя была  
примером 
— Мы познакомились в 1974 году в Адыгее. Инициаторами знакомства были его родственники, жившие в ауле Урупский, когда я приехала туда в отпуск к родителям. Через полгода во время нашей второй встречи он увез меня в Нальчик, — вспоминает Л. Анчекова. — Мои родители были сельскими жителями, но семья наша была обеспеченной. Отец работал заведующим складом, также у нас было свое большое хозяйство – коровы, сад, огород. Я, старшая из троих детей, росла послушной девочкой. С нами жила тетя по папиной линии, она мне была как старшая сестра и сильно повлияла на мое развитие. Тетя была активисткой — звеньевой в колхозе, депутатом краевого совета, награждена орденом Трудового Красного Знамени и дома все успевала, в том числе меня воспитывать. Она была лидером по природе, и мне это нравилось. Сейчас вижу в себе ее черты. 
Еще до замужества я окончила в Майкопе медучилище и по направлению попала в знаменитую психиатрическую больницу в Цукаревой Балке недалеко от Кущевки, где проработала полтора года. Там было четыре отделения, я работала в буйном мужском. Было ли страшно? Нет, я просто делала свою работу. Через полгода стала старшей медсестрой. Там были созданы идеальные условия для пациентов и медперсонала. Палаты и постельное белье были идеальной чистоты, через каждые десять дней санитары купали пациентов. Нам выдавали халаты, сшитые по последней моде, накрахмаленные, святящиеся белизной, и головные уборы особого фасона, как у сестер милосердия. Кроме того, по тем временам у меня был очень хороший заработок – 600-700 рублей в месяц, должна была даже получить квартиру, но пришлось уехать к мужу. Выйдя замуж, я  оказалась в большой семье. Отца мужа, который работал главным бухгалтером обкома профсоюза строителей, уже полтора года не было в живых, видела только на фотографиях, но авторитет этого мудрого человека сохранился до сих пор. У мужа был старший брат, уже женатый, с двумя детьми. Жили со свекровью все вместе в одном доме. Сложно было, но важные жизненные уроки я получила. В первую очередь научилась терпению, пониманию и послушанию. 
Первая помощь 
— Много лет проработала в здравпункте политехникума в первой поликлинике. Частью моей деятельности была организация донорства крови. Так началось сотрудничество с Российским Красным Крестом. Очень скоро я поняла, что это — мое. Сначала стала руководителем службы милосердия, потом председателем отделения РКК Нальчика, а в 2016 году — председателем регионального отделения. Российскому Красному Кресту 150 лет, а отделению в Кабардино-Балкарии в этом году будет 105 лет. Его еще до революции создал князь КЛИШБИЕВ. Сегодня РКК реализует в республике несколько важных программ. Первая – реагирование на ЧС. У нас мобильная обученная и экипированная команда, состоящая в основном из волонтеров. Необходимые запасы на случай ЧС у нас имеются.  
Реализуем также по европейским стандартам программу обучения населения первой помощи. Обучаем студентов, воспитателей детских садов, преподавателей школ, водителей, сотрудников комплексных центров социальной помощи. Есть у нас и программа для детских садов. Маленькие дети должны понимать, чего делать никогда нельзя. Также дети должны знать, как вызвать скорую помощь, открыть дверь врачам и где лежат документы, если матери стало плохо. Не раз самой приходилось оказывать первую помощь на улице. Как-то летом на улице я проходила мимо рабочих, роющих котлован. Краем глаза заметила, что мужчина лежит под деревом без сознания, над ним склонились двое рабочих, а девочки-студентки поливают его водой. Я спросила, что случилось, оказала первую помощь, организовала доставку пострадавшего в больницу. Дня через два рабочие мне сказали: «Если бы не вы, он бы не выжил». 
Мальчики, девочки и принципы воспитания 
— Я могу долгое время терпеть, но когда наступает предел, мало не покажется никому. Муж же по характеру очень спокойный, и в этом мы хорошо дополняем друг друга. В сущности, у нас с ним никаких серьезных конфликтов и не было. Вырастили троих сыновей. Старший Магомед со второго класса ходил на танцы, его крестным отцом в искусстве является балетмейстер Мартин ТХАМОКОВ. С детскими ансамблями сын объездил весь мир, в итоге уехал в Канаду, живет в Торонто с женой и дочкой. Второй сын Мурат — математик, работает в Институте информатики и проблем регионального управления КБНЦ РАН. Является заместителем директора, занимается робототехникой. Женат, у него тоже дочь. Младший Анзор — бизнесмен, живет с семьей с нами, подарил нам еще одну внучку. 
С мальчиками я всегда умела ладить. А вот с девочками не все так просто. Началось все с племянницы, которая летом, перед тем как пойти в первый класс, гостила у нас. У нее были длинные волосы, и заплетать их для меня было мучением. Поэтому через несколько дней я уговорила ее сделать стрижку. Сказала, это у вас в селе носят косы, а модные городские девочки ходят со стрижкой. И не нашла ничего лучше, как повести ее в мужскую парикмахерскую, куда водила своих сыновей. В итоге племяннице оставили на голове минимум волос, потом я имела серьезный разговор с ее родителями, которые готовились отправить девочку в школу с бантами в косах. Внучкам все разрешаю, хожу с ними гулять, балую, видимо, так себя ведут все бабушки. 
Пожалуй, самый сложный период был, когда в шестилетнем возрасте заболел старший сын. Диагноз у нас в республике поставить не смогли. Повезла его по рекомендации, но без направления в Москву в филатовскую больницу. Обошлись без операции, но было очень тяжело – и материально, и морально. Как-то нам разрешили выйти на прогулку, был февраль, мы зашли в кафе на улице Горького, и я забыла там свою сумку с деньгами и документами. Спохватилась часа через два, когда вернулись в больницу. Не помню, как сдала сына врачам. Чтобы сократить расстояние, перебегала улицу через шесть потоков машин. Они еле от меня уворачивались, только слышно было, как скрипели тормоза. Вечером в кафе было много посетителей. Всех растолкала и, наконец, увидела свою сумку, которая лежала на том же месте. Посмотрела, что все на месте, прижала ее к себе и… потеряла сознание. 
Когда младший сын пошел в детский сад, время было сложное. Видимо, кормили детей плохо, потому что дома он из кухни не выходил. Подготовка к школе там тоже шла не лучшим образом. Мне пришлось с ним делать уроки до пятого класса, что было очень утомительно. Как-то уехала на неделю в командировку, а когда вернулась, старшие дети сказали: «Все, ты с ним уроки больше не делаешь, в комнату к нему не заходишь». За мной следили, поэтому я никак не могла туда пройти. Такими жесткими мерами они приучили его к самостоятельности. 
Муж много лет проработал на гидрометзаводе инженером КИПиА. Но когда заболела свекровь, мы приняли решение, что он оставит работу, чтобы ухаживать за ней. Для него как для мужчины это был поступок. Вообще его семья всегда мне помогала. Свекрови я благодарна в первую очередь за заботу о детях.

Ольга КАЛАШНИКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь