Слово и дело Ахмеда Пошева

0
198

Писать о малоизвестном человеке, как ни странно, легче, чем о популярной личности. В первом случае можно писать, сколько сможешь, фантазируя в соответствии с поставленной перед собой задачей. 
Во втором случае приходится оттачивать каждое слово, каждый факт биографии, и все равно нет никаких гарантий, что о чем-то важном не сможешь сказать или не услышишь упреков и недопонимания. Это оттого, что сама личность объемна и многомерна. 
Ахмед Пошев, которому на днях исполнилось 70 лет, принадлежит к такой категории людей, к числу героев нашего времени, в хорошем смысле этого слова. С конца 80-х годов он находится на острие политической и духовной жизни нашего общества. Редкое и прежде несовместимое сочетание двух направлений жизни общества гармонично сошлись в жизни одного человека. И сегодня трудно понять, какого направления в нем больше.

Зрелая жизнь Ахмеда Османовича Пошева из рода Гелатхой выпала на период, когда участие в политической жизни, не будучи на соответствующей государевой службе, не преследовалось, не запрещалось. Даже для обладателей духовного сана. 
Посвятить свою жизнь служению Богу Ахмед решил ещё в школьные годы. Но – не отказываясь от перспективы зарабатывать на хлеб насущным трудом на ниве светской жизни. Тем более что и ислам призывает жить на своим трудом заработанное. 
Как и водилось в те годы, Ахмед тайно посещал медресе, где преподавали Арчаков Ибрагим, Тимурзиев Магомед и другие у местного муллы Ибрагима. Во время учебного года урывками, а во время школьных каникул все свое свободное время посвящал учебе в медресе. Завернув Священный Коран в газету, шел к преподавателю-богослову, и на вопрос недоуменных знакомых, зачем ты во время каникул ходишь на занятия, отвечал, что у него остался хвост в виде несданного экзамена, вот ему и приходится наверстывать упущенное. Верили.

Так одновременно — параллельно он и получил два образования: светское и духовное. 
После светской школы, закончив бухгалтерские курсы, устроился работать по специальности в производственном отделе АТП г. Назрани, который потом и возглавил. Целых 12 лет провел А.Пошев на бухгалтерской работе, за исключением двух лет службы в рядах Советской армии в 1974-1976 гг. Год проработал старшим экономистом трикотажной фабрики. 
Затем было десять лет – 1980-1990г. — на трудной и ответственной должности главного бухгалтера завода укупорных изделий в Назрани. В те годы бухгалтер стоял исключительно на страже интересов государства. И отвечал за свои действия. 
Привыкший ко всему, что ни делает, относиться с предельной серьезностью, Ахмед Пошев в 1981 г. с отличием оканчивает Тульский экономический техникум в г. Щекино и получает диплом квалифицированного специалиста. Значительно позже он станет учиться на финансово-экономическом факультете Алмаатинского госуниверситета им. Абая и получит диплом о высшем профессиональном образовании. 
В середине 80-х годов, как известно, страна объявила курс на демократизацию общества с прежде непривычными словами-тезисами о перестройке и гласности, критикой прошлого. И продекларированная в Конституции свобода вероисповедания стала реальностью. И Ахмед уже мог легально учиться и заниматься просветительством в духовной сфере. 
В силу объективных причин медресе, будучи официально запрещенным, не могло дать достаточный багаж знаний. Поэтому каждый желающий стать квалифицированным богословом должен был сделать упор на самообразование, дополняющее и пополняющее полученные базовые знания. И Ахмед преуспел в этом. 
Весной 1990 года Ахмед Пошев избирается имамом мечети в с. Насыр-Корт. 
В июне 1990 г., впервые после более чем семидесятилетнего запрета, мусульмане получили возможность совершить паломничество в Мекку. В их числе был и Ахмед Пошев. На месте ему пришлось не только исполнять свой долг мусульманина, но и быть переводчиком в общении с местным населением и организаторами хаджа. Потом уже были неоднократные поездки в Мекку в качестве руководителя группы и на встречи с духовенством арабских стран. Впрочем, один список стран Востока и стран СНГ, где А. Пошев побывал в качестве богослова и миротворца, составит несколько страниц текста. 
15 октября 1990 г. стараниями выпускника Высшего духовного медресе г. Бухары Хамхоева Соляхьа в г. Назрани открывается первый на территории России Исламский институт имени имама Аш-Шафии. И А. Пошев успешно заканчивает его, и в январе 1993 г. становится проректором родного вуза, а в 1995 году и почетным доктором. Институт дал более 60 первых профессионально подготовленных богословов постсоветского периода, многие из которых составили и поныне составляют основу духовенства республики. В этом есть немалая заслуга и Ахмеда Пошева. 
28-29 января 1991 г. в г. Грозном прошел Первый съезд мусульман Чечено-Ингушетии. В итоге Муфтием бурлящей республики избран Шахид-Хаджи Газабаев, а его первым заместителем – Пошев Ахмед-Хаджи. Практически это означало, что его избрали муфтием самостоятельно развивавшейся, но еще официально не оформленной в качестве республики Ингушетии. Ему было тогда всего 42 года. Сказались образование и харизма. 
В качестве политического, точнее сказать общественного, деятеля Ахмед Пошев проявил себя еще будучи молодым человеком. В дни знаменитого общенационального митинга ингушского народа в январе 1973 г. группа из 13 человек встречалась с приехавшей в Грозный правительственной делегацией во главе с председателем Совета министров России и членом Политбюро ЦК партии М.С. Соломенцевым. Группу ингушей возглавляли легендарные борцы за права народа Ахмед Газдиев и Джабраил Картоев. Не будет преувеличением сказать, что именно тогда Ахмед Пошев понял, как труден и тернист путь правозащитника и борца. И все равно – необходим. Да и заявления на митингах – это лишь один штрих в многотрудном деле. Без последующей активной работы всех народных сил митинговый «успех» обречен на провал. 
Своеобразным повторением митинга, но уже на официальном уровне и в новых условиях, стала работа II съезда ингушского народа 9-10 сентября 1989г. в г. Грозном. В своей короткой речи он обозначил стратегические задачи, стоящие перед народом, отказавшись от митинговых призывов и обвинений. 
«Мы отстали на многие десятилетия в образовании, в культурном, научном и социальном развитии. Несправедливость и ярлык «врага народа» оставили глубокий негативный след на психологии десятков тысяч людей. …мы требуем для развития своего языка, культуры и традиций создания автономии ингушей на исконно ингушских землях», — сказал Ахмед Пошев. 
Избрание делегатами съезда богослова членом Оргкомитета по восстановлению автономии ингушского народа, состоявшем в то время из 31 человека, было естественной данью его заслугам и устремлению в будущее. На прошедшем 6-7 октября 1991г. III-м съезде ингушского народа А. Пошева избирают членом Народного Совета Ингушетии — правопреемника Оргкомитета 1989 г. 
Центральная власть в Москве объявила курс на демократизацию и дестанилизацию жизни общества и государства. В числе мер второго направления была и проблема реабилитации жертв сталинских репрессий, которая напрямую касалась и ингушского народа. После принятия 14 ноября 1989 г. Верховным Советом СССР Декларации «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», группой парламентариев Союза и России, в основном состоящей из депутатов от Ингушетии, было инициировано принятие закона о реабилитации репрессированных народов. Параллельно готовился и закон об образовании Ингушской Республики. Принятию обоих законов предшествовала большая работа депутатов, представителей общественных движений, духовенства. Приходилось стучаться в двери, убеждать, писать, выступать. 
Всем памятна встреча 20 ноября 1990 г. в г. Москве ингушской делегации в составе народных депутатов СССР Дарсигова М.Ю. и Фаргиева Х.А., члена Верховного Совета РСФСР КостоеваИ.Ю. и представителей ингушского духовенства Пошева А.О. и Аушева Б.М. с тогда еще председателем Верховного Совета РФ Б. Ельциным. 
Ей предшествовал памятный всем по известному фотоснимку и проведенный четырьмя днями раньше прием делегации ингушского духовенства Патриархом Московским и Всея Руси АлексиемII. На обеих встречах, в которых деятельное участие принял А. Пошев, ингушская делегация получила поддержку своих требований по восстановлению ингушской автономии и реабилитации народов. 
Организованные А. Пошевым и его товарищами Обращения Патриарха Алексия II и академика Д.С. Лихачева сыграли решающую роль в принятии закона о реабилитации репрессированных народов в апреле 1991 г. 
Знаю, что этот так любимый некоторыми нашими общественными деятелями тезис об авторстве того или иного нормативного акта ему не нравится. Он всегда говорит, что автором и создателем обоих законов является народ, а не отдельные личности. И с ним приходится соглашаться. 
Затем была уйма встреч, митингов, поездок, интервью, письменных и устных обращений в странах Ближнего Востока, стран СНГ, субъектов России и Северного Кавказа с желанием донести до них боль и надежду ингушского народа на справедливое решение его вопроса. Это не считая выездов в Москву для встреч со всеми, от кого так или иначе зависит принятие столь нужных судьбоносных для народа законов. 
Его выступления всегда вселяли надежду, были корректными, политически выдержанными и аргументированными. Высокий, колоритный, удачно совмещающий светскую форму одежды с исламской, он сразу заставлял слушать, прислушиваться. А знакомый голос не нуждался в микрофоне. 
Редкое для священнослужителей одинаково прекрасное владение русским и ингушским языками, разностороннее знание светских дисциплин делали его речи содержательными и востребованными. Редко какой митинг и публичное мероприятие, которых в те годы было великое множество, обходились без его слова, его молитвы. 
Вместе со своими товарищами он присутствовал в зале заседаний Верховного Совета РФ 24 апреля 1991 г., когда принимался Закон «О реабилитации репрессированных народов». 
С принятием 4 июня 1992 г. Закона РФ «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации» с удвоенной энергией стал заниматься все теми же вопросами. 
Так называемый осетино-ингушский конфликт октября-ноября 1992 года на территории исторического проживания ингушей в Пригородном районе и г. Владикавказе Северной Осетии свел на нет всю миротворческую деятельность общественно-политического движения. Трагедия потрясла всех. 
Многие печатные средства массовой информации опубликовали фотографию, на которой «по-походному» одетый Ахмед Пошев показывает привезенные в Назрань тела мирных граждан – жертв той трагедии. Это лишь запечатленный миг, кадр. А работать приходилось днем и ночью, вывозя раненых, предавая земле убитых и читая над ними поминальную молитву. Один и в группе богословов выступал в печати, с высоких трибун с обращениями к духовенству, органам власти России восстановить права жертв трагедии осени 1992 года, вернуть заложников и пропавших без вести. 
В январе 1993 г. А. Пошев выступает с Обращением к руководителям духовенства и священнослужителям Северной Осетии с призывом следовать Божьим законам и совместными усилиями вернуть мир в регион. 
В 1994 году принципиально без сопровождения обязательной в те годы охраны с товарищами поехал во Владикавказ на съезд мусульман Северной Осетии, где выступил с миротворческой речью, которую участники форума оценили аплодисментами. 
Памятуя о его миротворческой роли, и назначил в начале 1993 г. глава Временной администрации Ингушской Республики Магомед Султыгов известного богослова А. Пошева руководителем группы по переговорам при Администрации Главы республики. Работа в качестве переговорщика продолжалась и в команде первого президента республики Р. Аушева. В сентябре 1993 г. был введен в состав президентского совета Ингушетии. Два года был советником президента Ингушетии по вопросам религии. 
Вскоре необходимость сменить климат из-за болезни дочери заставила его в 1994 г. уехать в Казахстан, где он также нашел применение своим силам и знаниям. И здесь продолжились встречи, конференции, круглые столы, организация открытия представительства Республики Ингушетия в Казахстане. 
В 2000 г. избран имамом вайнахской мечети в г.Алма-Ата. Одновременно работал полномочным представителем Координационного центра мусульман Северного Кавказа, открыл и вел медресе при мечети, которое за десять лет подготовило кадры из ингушей и чеченцев для ведения просветительской работы среди земляков Казахстана. 
О его авторитете и заслугах говорит руководитель вайнахской диаспоры Казахстана Ахмед-Хаджи Мурадов. «Его проповеди в мечетях, выстроенные на системной базе продвижения верующих от простого к сложному, стали уроками исламского просвещения для людей, только вступивших на путь Аллаха», — пишет Мурадов о «прекрасно владеющем несколькими языками» Ахмед-Хаджи Пошеве. 
Вернувшись в Ингушетию, Ахмед Османович продолжил работу проповедника и общественного деятеля. От предложения возглавить управление по делам религий при Президенте Республики Ингушетия в июле 2010 г. он отказался. 
Многим запомнилась его речь на съезде народа Ингушетии 31 января 2009 года, в которой он, не оглядываясь на «понравится — не понравится», высказал свое мнение по ситуации и призвал общество к созиданию. 
Как и любой деятельной публичной сильной личности, Ахмеду Пошеву приходится сталкиваться и с непониманием, осуждением со стороны тех, для кого важна не политика в нем самом, а важен и значим он сам в политике. И относится к этому по-философски спокойно и мудро, без гнева и пристрастия к критике и критикам. 
В его проповедях религиозного характера нет привычных нотаций. Они легки для понимания и восприятия. В каждом человеке из слушающей его паствы он видит равного собеседника, а не грешника для устрашения. В обыденной жизни не чурается шутки и тонкого юмора. 
В 2009 году награжден почетной грамотой Республики Ингушетия и удостоен ордена «За заслуги». 
Сегодня Ахмед Пошев живет привычной жизнью богослова, по-прежнему бодр, отзывчив, доносит слово Всевышнего до каждого, с кем видится и встречается. Его слово и дело, как и все предыдущие годы, востребованы.

 С. Султанов

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь