Крепкие основы

0
158

Большая и  дружная семья Тутаевых живёт в  Насыр-Кортском административном округе города Назрани. Никакими принципами Макаренко они не  руководствовались в  воспитании своих детей. А  вырастили достойное потомство. Жили, как и  положено в  ингушских семьях, уважая главенство отца, соблюдая традиции и  каноны своего общества.

Ашат Абуевна Тутаева, в  девичестве Тамасханова, сама тоже из  большой семьи. Их  было семь братьев и  две сестры. Они жили в  посёлке Карца и  учились в  школе, где, по  её  словам, была сильная база и  хорошие педагоги. Оно и  понятно, потому как Маргарита, так её  звали подруги, поступила после окончания школы на  подготовительное отделение Московского государственного университета. Но  красавицу-дочь отец не  пожелал оставлять в  столице, а  там, после первой  же свадьбы у  родственников, к  отцу нагрянули сваты. Тоже обычная история нашего старшего поколения.

Брак, как говорится, заключается на  небесах. Парень девушку увидел, в  то  время как смущённая девушка и  глаза-то стеснялась поднять на  будущего супруга. Вечером пришёл осведомитель, который должен был быть обязательно доверенным и  уважаемым лицом, чтобы договор о  свадьбе был заключён, и  дальше  — свадьба. Но  это на  первый взгляд так казалось, что вопрос о  замужестве решался быстро. Тут в  переговоры вступали представители двух родов, уважаемые люди, где максимально не  допускалась ложь, или ловко обходилась тема, которую желательно было не  упоминать. В  нашем случае всё закончилось хорошо. Так Ашат, как и  многие её  сверстницы, вошла в  дом супруга, в  данном случае Абоязита Тутаева, единственного сына, где помимо него было ещё пять сестёр, выполняя обязанности снохи, жены, а  потом и  матери.

—  Главное в  этой семье было почитание старших, уважение друг к  другу,  — говорит Ашат. —  А  это понятие входит в  ингушский этикет  — эздел, который соблюдался во  всём и  везде беспрекословно. Мне с  первых дней довелось почувствовать прочность уз  в  новой семье  — привязанность, дружескую поддержку, взаимопомощь и  крепкие семейные традиции.

 А  приверженность к  традициям, к  обычаям  — это, прежде всего, каркас, наличие которого создаёт ощущение стабильности и  защищенности. Вдвойне приятен был Ашат и  тот факт, что образованию здесь придавалось одно из  главенствующих мест в  воспитательном процессе.

Когда первенец пошёл в  школу, у  Ашат было уже четверо детей. Экономическое и  социально положение в  целом по  республике было не  из  лучших. Беженцы из  Пригородного района, беженцы из  Чечни. Общая неустроенность. Нехватка педагогов в  школах. Тогда многие молодые семьи уезжали в  разные города России и  зарубежья в  поисках лучшего места, чтобы дать детям хорошее образование.

Родные дяди Абуязита жили в  Астане, в  Казахстане, и  занимали там довольно хорошие руководящие места в  различных отраслях хозяйства. Так вот они и  вызвали к  себе племянника.

Дети молодой четы учились здесь на  зависть всем и  на  гордость родителям  — фотографии всех четверых висели на  доске почёта в  школе с  математическим уклоном. Лидировали они и  в  спорте  — Аслан и  Илез имели коричневые пояса по  карате.

Но  пришло время возвращаться на  родину. Умерла бабушка, и  дед оставался один. Да  и  дети сами рвались домой. Они приезжали сюда каждое лето и  с  большой неохотой возвращались в  Астану. Но  вот вопрос решён в  пользу родного края.

Теперь надо думать, в  какую школу их  пристроить, чтобы не  был потерян тот запас знаний, который у  них имелся. Выбор пал на  гимназию, которая открылась всего год назад и  успела о  себе заявить. Пристроить туда одного ребёнка было сложно, а  Ашат пошла сразу с  четырьмя.

Директор и  слушать не  захотела. Нет мест и  всё. Пришлось подключить родственников и  знакомых. Уговорили, чтобы она прослушала детей. Тест оказался на  самом высшем уровне. Директор дала указание определить их  всех в  самые сильные классы. Так началась эпопея гимназического образования.

И  школа дала хорошие результаты. Аслан, старший сын, с  первой  же попытки поступил в  Санкт-Петербургский университет МВД, на  финансовый факультет, специальность «бухучёт и  аудит». Педагоги ставили его в  пример другим студентам. Он  сегодня работает в  структурах МВД, в  звании майора.

Второй сын, Илез, поступил на  исторический факультет Ингушского государственного университета, заочно окончил там  же юридический факультет. Работает в  Сбербанке.

Старшая дочь Лариса прекрасно владела английским языком, была победителем районных и  межреспубликанских олимпиад. Но  она по  рекомендации отца поступила на  экономический факультет Ингушского государственного университета и  тайком от  родителей подала документы и  прошла на  иностранный факультет. Скорее, чтобы проверить свои возможности, но  поперёк отцовского решения не  пошла. А  потом свой выбор сделала судьба. На  втором курсе девушку похитил её  будущий супруг. В  те  годы умыкание было настоящим бедствием для молодых девушек и  их  родителей. Слёзы, уговоры, ходоки, одним словом, дальнейшее обучение Ларисы было уже на  заочном отделении. Она стала верной женой, любимой снохой и  хорошей матерью. Сегодня у  неё трое детей, старший из  которых учится в  пятом классе, второй в  третьем, и  оба они идут на  «отлично», как и  их  родной дядя  — Микаил, учащийся седьмого класса, пятый ребёнок в  семье Ашат и  Абоязита Тутаевых.

Дочь Зара поле окончания гимназии поступила на  английский факультет Ингушского государственного университета. Работает сегодня в  органах МВД.

 —  Конечно  же,  — признаётся Ашат,  — ничего в  моей жизни не  происходило по  взмаху волшебной палочки. Это был постоянный труд и  по  хозяйству, и  над знаниями. Нельзя сказать, что дети только учились. Мы  их  и  к  труду приобщали, но  в  учёбе не  давали им  послабления. С  детьми я  занималась сама, но  только в  начальных классах. Потом, слава Богу, они шли сами, без проблем. А  с  Микаилом и  вовсе мне не  пришлось заниматься. Он  с  первого класса идёт самостоятельно. Сознательный, понимает, что учёба, прежде всего, ему нужна самому. Видимо, сказалась на  нем общая аура в  семье.

Отец  — Абоязит Махмад-Гиреевич  — окончил строительный факультет, работал в  одно время строителем, занимался коммерцией, был управляющим делами при местной администрации. Сейчас на  пенсии. Он  никогда не  повышал голоса в  семье. Воспитание было ориентировано на  собственный авторитет.

Здесь глубинное понимание корней, традиций. Дети знали, что есть отец, авторитет в  семье и  надо быть в  форме, чтобы он  ими мог гордиться. Но  это не  значит, что он  вовсе не  принимал участия в  их  жизни. Часто в  семье устраивались «контрольные закупки». Он  мог просто так подозвать одного из  них и  провести блиц-опрос по  всем предметам. Вот здесь оплошать никому не  хотелось. Планку они старались держать на  все «пять». Хотя в  отношении к  мальчикам отцу иногда приходилось принимать более жёсткие меры, которые обычно ограничивались энным количеством отжиманий от  пола.

Как это принято в  кавказских семьях, Ашат с  гордостью рассказывает о  родословной своей и  мужа. Её  родители хоть и  не  были образованными, но  дали возможность учиться всем семерым братьям и  двум сёстрам. Сегодня они занимают достойные места в  разных областях хозяйства и  региональных структурах власти.

Родственники по  линии мужа тоже уважаемые, образованные люди. Свекор Махмад-Гири Махмадович, 1927 года рождения, окончил педагогический и  юридический техникумы в  городе Орджоникидзе. Работал в  торговой сети в  Казахстане, по  возвращении на  родину был заведующим складом, долгое время работал бухгалтером в  АТХ Назрани. Его братья в  Казахстане занимали в  разных областях хозяйства руководящие должности. Известный писатель Хаджибикар Муталиев доводится ему родным дядей по  матери. Саид Чахкиев, известный ингушский писатель, приходится родным племянником (шуч-кузен). Дочери, то  есть родные сёстра Абоязита, учились все на  «отлично», стали экономистами, преподавателями, а  главное  — хорошими мамами.

 Есть в  семье ещё одна хорошая традиция. Они каждый год ездят вместе с  другими родственниками в  горы, в  родовое село Таргим, чтобы дети не  забывали свои корни, своё родовое древо и  понимали значимость каждого из  них как хранителя традиционного семейного уклада древнего рода.

Микаил сегодня это понимает и  на  одном дыхании может назвать не  семь, а  десять имён своих предков. Главная заповедь, говорит  он, которую я  передам своему сыну,  — это жить в  имане, который вбирает в  себя приверженность к  религии и  адатам.

Лилия Харсиева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь