Мост между Крымом и Кисловодском

0
92

Через несколько месяцев мы будем праздновать 160-летие со дня рождения классика мировой литературы Антона Павловича Чехова. Все, конечно, видели мемориальную доску, которую установили в 1973 году на здании санатория «Нарзан», (бывшей гостинице Зипалова). Однако немногие знают, какую роль сыграл наш город в творчестве Чехова. А о его дружеских связях с Рахманиновым известно еще меньше. Пора немного приоткрыть завесу тайны…

На прием к доктору Чехову

… О пользе курортологии сначала Чехов, хоть и был врачом по образованию, всерьез не задумывался, однако растущая слава наших курортов его заинтересовала, и он решил составить собственное мнение. В письмах с иронией писал: «… Поеду в Кисловодск, где открою лавочку и буду лечить дам и девиц. Чувствую медицинский зуд. Опротивела литература».

Тогда он не предполагал, что именно в этом милом курортном городе у него возникнет замысел одного из самых известных и любимых читателями произведений. Но не будем забегать вперед. Тем более, что поездке на Кавказ, намеченной на лето 1889 года, помешала смерть младшего брата Чехова, Николая Павловича.

Лишь через семь лет писатель вновь вернулся к мысли побывать в наших краях. Он приехал в Кисловодск в конце августа, остановился в одной из лучших гостиниц того времени, напротив Нарзанной галереи, и зажил жизнью обычного курортника…

Такой же курортник, как все…

Променады по парку и центру города, поездки в горы, на плато Бермамыт, откуда любовались Эльбрусом, дегустация шашлыка, ежедневные концерты в залах и на открытом воздухе (благо, рядом находилась Филармония и Музыкальная раковина с уникальными акустическими данными, а днем в парке выступал оркестр Терского казачьего войска), и, конечно, оздоровительные процедуры. По свидетельству очевидца – местного доктора Прозоровского – писатель принял четыре нарзанные ванны, и впоследствии как специалист отметил: «Нарзан – это удивительная штука!».

 Собственно, и в наши дни именно так проводят время все отдыхающие на курортах. И сегодня, как в позапрошлом веке, здесь встречают друзей и знакомых, а долгие неспешные прогулки вдоль набережной реки Ольховки и среди нарзанных клумб очень располагают к задушевным беседам. Так, Чехов встретился здесь с историком литературы, председателем Общества любителей российской словесности Веселковским, профессором Московского университета Чупровым, своим одноклассником по гимназии Львом Волькенштейном, давним приятелем врачом Оболонским, Сопредседателем акционерного общества Владикавказской железной дороги бароном Штейнгелем, беседовал с сотрудницами местной читальни – сюда он заходил, чтобы перечитать роман Лермонтова «Герой нашего времени». Перелистывая страницы романа, Чехов сравнивал свои впечатления с ощущениями лермонтовского Печорина, прохаживался по местам, описанным в книге: Ресторация, старинная Кисловодская крепость, дом Реброва, место поединка Печорина и Грушницкого.

Пробыл в Кисловодске Чехов немного – всего неделю. Как он сам написал: «В начале сентября погода стала портиться, и я почёл за благо удрать». 

Однако даже столь короткого времени оказалось достаточно, чтобы именно на нашем курорте у Чехова зародился замысел сюжета будущего рассказа «Дама с собачкой». Ему суждено было стать одним из самых популярных и лечь в основу одноименного кинофильма. 

Пребывание писателя в нашем городе совпало и с похоронами генерала Ильи Сафонова, одного из самых известных людей в Кисловодске. В это время Чехов познакомился с его сыном, Василием Сафоновым, выдающимся педагогом, дирижером, музыкантом, основателем Московской консерватории. 

А еще в день отъезда он узнал, что 1 сентября 1896 года в клубе на станции Минеральные Воды состоится представление по его водевилю «Медведь». Чехов не ожидал, что его произведения так хорошо знают в российской провинции. Кисловодск писателю очень понравился, и он намеревался приехать сюда вновь, но этим планам не суждено было осуществиться. 

Еще одна курортная столица

Наряду с Кисловодском долгое время второй курортной столицей России была Ялта. Два города многое связывает: оба региона, в которых они находятся, осваивал граф Михаил Воронцов, их популярность среди русской аристократии и интеллигенции была очень велика. Сюда устремлялись видные деятели культуры и искусства, которых влекли природные красоты и чудесный климат. На рубеже 19 – 20 веков в числе других здесь гастролировали Фёдор Шаляпин и Сергей Рахманинов. 

Что связывало Чехова и Рахманинова? Этот вопрос не давал покоя нашим землякам, неутомимым исследователям, генеральному директору Театра-музея «Благодать» Валентине Имтосими и профессору Александру Портнягину. В рамках проекта «Рахманинов всегда с нами» они только что побывали в Ялте, где познакомились с научно-исследовательским коллективом Дома-музея Антона Павловича Чехова.

 «Его творческим руководителем многие годы является Юлия Долгополова, – поведала Валентина Имтосими. – С большим желанием делились с нами информацией сотрудники Центральной городской библиотеки имени Чехова, а отдел редкой книги, возглавляемый Ириной Ганжой, предоставил в наше распоряжение архивные материалы более чем столетней давности. Эти люди, преданные чеховскому наследию, проводят огромную работу, глубоко проникая в предмет исследования. Узнав, что мы из Кисловодска, они щедро поделились с нами богатейшим материалом своих открытий». 

Есть только мост между Крымом и Водами… Оказывается, во время своей первой поездки в Ялту Сергей Рахманинов находился еще в тени великого баса Шаляпина, предоставляя ему исключительный по оригинальности аккомпанемент. Однако Антон Павлович, обладавшим замечательным и критическим музыкальным вкусом, заметил восходящую звезду первой величины на заре нового столетия. После выступления двух артистов, когда восторженные зрители наперебой хвалили Шаляпина, Чехов был единственным среди них, который подошел к Рахманинову и с уверенностью ясновидящего предсказал молодому музыканту большое будущее! 

Разница в возрасте, подчеркнули музейщики, не является препятствием для творческого сотрудничества и взаимного поклонения гениальных личностей. А родственные души повторяют судьбы друг друга. Яркий пример – творческая судьба Антона Павловича и Сергея Васильевича. Известно, что пьеса Чехова «Чайка», ставшая шедевром мировой драматургии, потерпела полный провал во время премьеры в марте 1896 года. Пять месяцев спустя терпит крах Первая симфония Рахманинова. В обоих случаях два выдающихся человека на несколько лет, будучи обескураженными и подавленными неудачей, произошедшей не по их вине, прекратили писать и сочинять то, что они делали так гениально и неповторимо. 

Исследователи также отмечают большое сходство в характерах Антона Павловича и Сергея Васильевича. Оба были скромны и застенчивы, несмотря на кажущийся суровый внешний вид или серьезное выражение лица. Рахманинов мог, как ребенок смеяться над рассказами своего друга Фёдора Шаляпина, а Чехов, по словам Константина Станиславского, казался гордым и даже надменНезримый виадук между Крымом и Кисловодском ным, однако, «на самом деле это происходило от [его] милой застенчивости». Оба отличались высоким ростом, обоих роднила любовь к порядку, педантичность, забота о своем внешнем виде. 

Известно, какое благотворное влияние на здоровье Сергея Васильевича Рахманинова произвели Ессентуки и Кисловодск. Кто знает, сколько раз мог бы ещё приезжать сюда Чехов, не уйдя из жизни в расцвете сил, в возрасте 44 лет. 

Кисловодск тесно был связан с творчеством Михаила Юрьевича Лермонтова, чью прозу знал и глубоко любил Антон Павлович. Естественными и искренними поэтому звучат его слова «Если бы я жил на Кавказе, то писал бы сказки. Удивительная с трана!». 

Наши великие соотечественники были влюблены в божественные красоты мест Северного Кавказа и Крымского полуострова. Неслучайно они возвращались в эти места, где черпали поэтическое вдохновение для своего творчества.

 Отыскать многие дома в Ялте, связанные с именами великих творцов русской культуры, кисловодским музейщикам было очень сложно. К сожалению, после Великой Отечественной войны многие полуразрушенные здания, несмотря на их историко-архитектурную ценность, были безжалостно снесены. Но они не отчаивались. « В 1900 году во время очередного посещения Ялты Сергей Васильевич поселяется на даче Ливен в районе Поликуровского холма, где предпринял попытку сочинить Вторую сюиту для двух фортепиано. Здесь он снова встретился с Чеховым, – рассказала Валентина Петровна. – Нам указали на Павильон №7 на территории нынешнего санатория «Ай-Петри», где останавливался Сергей Васильевич. Однако наши многочасовые поиски этого мифического (просто, как оказалось, ныне несуществующего) павильона были тщетными. Но… на его якобы месте в центре Мисхорского парка мы обнаружили санаторий под искомым названием «Дача Рахманинова», которую нам любезно показала управляющая восстановительными работами Нелли Борисовна. 

С Ялтой и Кисловодском связаны и многие другие имена русской культуры. До и после октябрьского переворота 1917 года здесь в кругу близких знакомых и единомышленников вращались Лев Толстой, Максим Горький, Иван Бунин, Александр Куприн, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Константин Станюкович. В 1898 году в Ялту приезжают артисты Русской Частной оперы Саввы Мамонтова, а в 1900 г. – Московский Художественный театр во главе с К. Станиславским и В. Немировичем-Данченко. Примечательно, что свою поэму «Хорошо» Владимир Маяковский в более поздний период начал писать в Ялте, а продолжил – в Кисловодске! 

Эвелина ВАЛУЙСКАЯ. 

НА СНИМКАХ: Валентина Имтосими и Юлия Долгополова; на Даче Рахманинова

 Эвелина ВАЛУЙСКАЯ

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь