Всенародное признание

0
110

Вместе с  пресс-службой Управления Росгвардии Республики Ингушетия мы  в  гостях у  Любы Точиевой, вдовы ветерана Великой Отечественной Войны Зяудина Джемалдиновича Гайтукиева.

Сотрудники Росгвардии здесь частые гости. Люба встретила нас по-дружески, как старых своих знакомых. Здесь всё так  же тепло и  уютно. Тот  же молельный коврик в  углу, цветы в  вазе, аппарат для измерения давления  — всё как прежде, нет только главного героя, и  часы, предательски, своим размерным тиканьем напоминают о  безудержности времени.

Разложив на  столе фотографии, наградные листы своего мужа, Люба Мухтаровна рассказывает нам, каким простым, обходительным и  бесконфликтным человеком был в  жизни Зяудин Гайтукиев, прошедший самую жестокую человеконенавистническую войну.

—  Он  любил жизнь,  — говорит она,  — был удивительно скромным, добрым, достойным человеком. Я  благодарна судьбе за  то, что она свела меня с  ним. Люди его знали как ветерана, участника войны, победителя, а  мне посчастливилось узнать его как человека, простого и  добродушного, без каких-либо изъянов. И  это  — абсолютная правда.

«Храбрый солдат, с  виду небогатырского телосложения, оказался очень миролюбивым и  неконфликтным в  быту. «Обхожу обиды,  — сказал  он, выдавая секрет счастливой супружеской жизни. —  Стараюсь не  нервничать и  уж  тем более не  выходить из  себя. Чтобы быть в  порядке, надо регулировать мысли и  чувства. Всегда надо смотреть вперед и  помнить  — рядом живой человек, имеющий право на  ошибку»  — писали о  нём в  российской прессе.

 —  Религиозный, обходительный, внимательный и  ко  мне и  к  людям, пронизанный ингушским этикетом,  — продолжает Люба,  — старших рядом с  ним практически не  было, а  младшим, даже маленьким детям он  вставал, приветствуя их  во  весь рост. Я, бывало, говорю ему: «Да  он  же тебе в  правнуки годится». А  он  отвечает: «Он  пришёл ко  мне уважить. Как  же я  не  отвечу ему взаимностью». Да, он  уважал и  любил людей. Ему в  последние годы нездоровилось, но  он  не  отменял ни  одну встречу, куда его часто звали. Я  уж, пробовала уговорить его отказаться, порой, сослаться на  здоровье. Но  нет. Это было не  в  его характере. Перед праздником Дня Победы его телефон просто разрывался от  приглашений. И  он  шёл. Я  заведомо старалась побеспокоиться об  его здоровье, подготовить его к  бесконечным приёмам и  встречам. Сам он  за  этим не  следил, приходилось силком заставлять идти к  врачам, чтобы потом не  свалился. И  он  всегда был в  форме, даже когда хворал в  последнее время, оставался таким  же стойким, достойным. Благодарил судьбу за  то, что имел и  имеет.

В  одном из  своих интервью российскому журналисту Гайтукиев сказал: «Время не  выбирают, его учатся проживать достойно. Я  прожил свою жизнь. Прожитого уже не  вернешь. Сегодня у  меня всё есть. Есть крыша над головой. Нет никакой нужды. Живу и  радуюсь каждому дню».

С  первой женой Залехан Бештоевой он  прожил в  согласии более сорока лет. Детей у  них, к  сожалению, не  было. На  второй  — Любе Точиевой он  женился в  2010  году, через несколько лет после смерти Залихан, с  которой Люба дружила более 45  лет и  даже была вхожа в  их  дом. Она напрочь не  хотела слышать о  замужестве, когда ей  Зяудин Гайтукиев сделал предложение, сохраняя верность памяти своему первому мужу, после смерти которого прошло 13  лет. Но  «жених» оказался настойчивым, и  просто так отступать не  собирался.

—  Ко  мне стали ходить уважаемые люди, уговаривали дать согласие. Вот я  и  не  устояла,  — вспоминает Люба,  — не  уважить людей было нельзя. Да  и  не  пожалела об  этом ни  разу. Человек он  был хороший. И  люди его уважали, чтили. Сам Путин пригласил его в  Москву к  70-летию Великой Победы и  лично вручил награду, посадил на  первый ряд в  Кремлёвском зале, где шло награждение. К  нам часто звонили из  Кремля, не  помню её  имени, женщина была с  приятным голосом. Интересовалась, как мы  живём, нуждаемся  ли в  чём-либо. Всегда передавала нам слова приветствия от  Путина, говорила, что он  лично интересуется его здоровьем. Как-то нам передали от  неё книгу о  Сталинградском сражении. Она позвонила нам и  говорит: «Там на  книге мой личный номер телефона, если что, звоните». И  Зяудину было очень приятно и  лестно иметь такое покровительство и  дружбу. Мы  всегда получали открытки с  поздравлениями на  праздники от  Совета ветеранов России и  от  Путина.

После этих слов Люба, как  бы в  подтверждение, показывает фотографии своего мужа рядом с  Владимиром Путиным.

 —  Он  был очень умным человеком,  — продолжает она,  — учился и  жил во  Владикавказе, откуда и  на  фронт ушёл. Рассуждал грамотно, умел со  всеми вести диалог. Был Председателем Союза ветеранов войны республики Ингушетия с  2008  года. Гордость и  моя, и  всего нашего народа. Детей очень любил, хотя своих ему Бог не  дал. Всегда фотографировался с  ними охотно. Был очень аккуратным в  быту, щедрым, последнюю копейку мог отдать нуждающимся. Он  прожил тяжёлую жизнь, но  никогда на  судьбу не  жаловался. Я  как-то спросила его: «А  там, на  войне, вам хоть было где спать?» На  что он  ответил с  некой иронией: «Война не  курорт. Спали под открытым небом, ели наспех, в  окопах».

Гайтукиев Николай Дмитриевич, в  звании полковника, так и  остался под этим именем до  конца своих дней.  9  июня 2019 года Зяудина Джамалдиновича  — символа отваги и  мужества для целых поколений, стойкого, мужественного и  благородного воина не  стало…

Родился Зяудин Джамалдинович в  1923 году в  селении Галашки в  Ингушетии. Детство его прошло в  городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ), куда они переехали с  семьёй. Родители  — Джемалдин Эсмурзиевич и  Салехат Бейботовна жили в  мире и  в  согласии, воспитывая в  лучших ингушских традициях своих четверых детей  — трех сыновей и  дочку.

В  сентябре 1942 году 18-летний парнишка добровольцем ушёл на  фронт. Служил связистом в  680-м стрелковом полку 169 стрелковой дивизии. В  октябре 1942 года Гайтукиев принял свой первый бой и  получил свою первую награду  — медаль «За  оборону Сталинграда», и  там  же своё первое ранение.

«Под Сталинградом мы  окружили немецкую группировку, численностью 330 тысяч солдат и  офицеров, и  ни  один из  них не  вырвался живым,  — вспоминал Гайтукиев,  — мы  не  дали им  такой возможности, били, пока они не  начали сдаваться. Во  время одного из  боев в  окоп, где я  в  то  время находился один, спрыгнули пятеро прорвавшихся фашистов, пришлось сражаться с  ними врукопашную! За  этот поступок я  получил медаль «За  отвагу».

Солдат Гайтукиев отличался на  фронте мужеством и  бесстрашием, был на  хорошем счету у  военного руководства. Но  в  1944  году, когда со  всех фронтов отзывали ингушей и  чеченцев, чтобы подвергнуть их  депортации вслед за  своим народом, пришло распоряжение и  в  этот полк. Зяудину было всего 20  лет. Он  был единственный ингуш в  дивизии. Командир разъяснил ситуацию, пообещал дать ему на  дорогу новое обмундирование и  обеспечить питанием. Но  не  тут-то было.

«Когда мне сказали, что снимут с  передовой только за  то, что я  ингуш,  — вспоминал Гайтукиев,  — это был сильный удар, самый страшный день в  моей фронтовой жизни. Я  не  мог понять, что происходит. Как меня, солдата, снимают с  фронта?! За  что?! Какая ссылка и  почему мой народ выслали в  Казахстан? Человек воюет, проливает кровь, находится на  хорошем счету у  командования, горит желанием и  дальше воевать за  свою страну, а  его хотят депортировать?! Решение изменить личные данные в  учетной карточке, пришло сиюминутно, само собой».

Он  зашел к  писарю и  попросил выписать ему новую боевую книжку на  имя, что первое пришло ему в  голову. Командир без раздумий поставил печать под новоявленное личное дело. На  том и  порешили. Так солдат ингуш вдруг стал русским красноармейцем.

«Командир, просто по-человечески, по-солдатски, понял меня,  — вспоминал Зяудин Гайтукиев,  — согласился на  хитрость, хотя рисковал. Но  скажу вам, на  войне была своя идеология, своё братство, здесь перед властью, как и  перед смертью, не  пасовали. Иначе никак».

Сменив имя и  отчество, но  сохранив фамилию, чтобы его нашли родственники в  случае гибели, он  стал Николаем Дмитриевичем  — настоящий подвиг солдата супротив нечеловеческого сталинского акта о  депортации народов, в  том числе и  их  сыновей, проливавших кровь за  свою родину на  фронтах Великой Отечественной Войны. В  одной из  поздравительных телеграмм от  Владимира Путина в  адрес ветерана Гайтукиева, написано: «Этот беспримерный подвиг останется в  веках, и  всегда будет служить мерилом патриотизма, нравственности и  верности долгу».

После второго, тяжёлого ранения в  1944 году на  территории польско-немецкой границы, Зяудина комиссовали. Здесь  же в  госпитале он  получил письмо от  родных из  Казахстана, из  которого узнал новое место их  проживания  — Казахстан, Петропавловская область, Яшкульский район, станция Смирново.

Он  вернулся домой, вернее, к  родным, потом ещё долго, во  многих инстанциях объяснял причину смены своего имени, и  доказывал, что он  ингуш.

Гайтукиев вместе с  другими депортированными вскоре вернулся на  Кавказ, похоронив на  чужбине отца и  двух братьев. Жил как многие, работал на  стройках, в  День Победы шёл среди ветеранов, надев китель с  боевыми наградами. И  никто не  знал о  настоящем подвиге героя, потому как сам он  считал этот эпизод со  сменой имени, малозначащим фактом его военной судьбы.

Широкую известность эта история получила после встречи ветеранов с  бывшим главой республики Мурадом Зязиковым. Был сделан запрос в  военный архив и  получено документальное подтверждение безымянному подвигу. Наградой стало всенародное признание.

Лилия Харсиева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь