«Бабье лето» по ингушским преданиям

0
15

Название «мазаш тейса  ха» (время летания паутины) по  древним преданиям ингушей обозначает  — «бабье лето». После знойного лета наступила мягкая осень. Солнышко греет, но  не  печёт. Природа предстаёт перед нами в  самых ярких красках, своим разноцветьем радуя глаз.

В  большинстве стран мира принято деление года на  четыре сезона, всем нам это знакомо и  понятно. Но  есть ещё короткие времена года, отличающиеся своими погодными и  температурными условиями. Они, как правило, не  имеют чётких границ и  охватывают небольшой промежуток межсезонья. Одно из  таких явлений мы  и  наблюдаем сегодня за  окнами наших домов.

«Есть в  осени первоначальной короткая, но  дивная пора»,  — писал поэт Федор Тютчев. Это действительно прекрасный период, когда после кратковременного похолодания устанавливаются погожие деньки, природа одевается в  золото и  багрянец, тёплый воздух дышит опадающей листвой, и  солнышко нежно пригревает всю эту земную благодать. Называется это время года «бабьим летом».

«Бабье лето» зачастую связывают с  тем периодом жизни крестьян, когда заканчиваются полевые работы и  женщины принимаются за  своё рукоделие: вяжут, прядут, вышивают, поют песни и  устраивают девичники. В  старину бытовало суеверие, что женщины обладают силой возвращать назад времена года, влиять на  погоду.

 Кто знает, может, с  этого поверья и  пошло выражение «бабьи холода», «бабье лето». Согласно Большой советской энциклопедии, это «пора, когда на  осеннем солнце еще могут погреться старые женщины».

Вполне логично, если учесть, что нити паутины, которые ветром разносятся по  воздуху, очень похожи на  едва посеребрённые женские волосы. Но, как  бы оно ни  называлось, «бабье лето» в  разных интерпретациях отмечено многими народами мира. Так, германцы его называют «бабушкино лето», чехи  — «паутинное лето», у  французов оно звучит как «лето святого Мартина», американцы называют его «индейское лето», скорее, из-за яркой, пёстрой одежды, болгары  — «цыганское».

У  ингушей, как нам сообщил известный этнограф Султан Мерешков, летающие по  воздуху в  это время нити паутины назывались «саь багара доагIа мазаш» (нити паутины, которые тянутся изо рта оленя). Откуда это выражение?

Согласно древнему ингушскому календарному месяцу «сей Iаьха бутт» (месяц рёва оленя) охватывает конец сентября и  середину октября. В  это время и  бывает предполагаемый сезон «бабьего лета». Это выражение связано с  тем, что в  это время начинался массовый рёв оленей и  длился он  не  более десяти дней. Тогда на  зорях, особенно в  ясную погоду, в  горах в  тихие вечера был слышен протяжный, немного печальный, своеобразно красивый зов оленей, напоминающий звук трубы, символизирующий силу дикой природы, уходящей в  зимние затворы.

Совпадало это явление с  летающей паутиной, которая тянулась по  воздуху, цепляясь за  ветки и  за  всё, что встречалось на  их  пути. А  у  ингушей был очень развит культ оленя, об  этом говорят и  изображения на  склепах, оленьи рога в  святилищах, орнаменты на  войлочных коврах, найденные фигурки оленя в  горной Ингушетии и  т.  д.

По  воспоминаниям жительницы сельского поселения Троицкое Сациты Барахоевой, именно это время года  — начало осени, ингуши в  старину называли «мазаш тейса  ха» (время, когда летает паутина), или «саь багар мазаш ух  ха» (время, когда изо рта оленя тянутся нити паутины). По  свидетельству представителей старшего поколения, ингуши ждали это время, считая его благоприятным для сбора шиповника, мушмулы и  других даров леса.

В  ингушском названии этого природного явления никак не  обозначена сама женщина, но  вот праздник женщин, который пышно отмечали в  старину, проходил именно в  это время года. Об  этом очень образно и  ярко рассказывает в  своём художественно-историческом романе «Из  тьмы веков» Идрис Базоркин. Праздник так и  назывался «кхалнаьх ц1ей» (женский праздник).

«Осенью всегда у  горцев было много праздников. Кончаются полевые работы, и  людям хочется сообща отдохнуть… Старики рассказывали, что в  давние времена праздник женщин праздновали по  три, и  даже по  семь дней подряд… Мужчины считали его бабской глупостью, однако открыто противоречить побаивались (осуждения окружающих)».

Это был своего рода отдых, после напряжённых трудовых дней. Женщины из  всех близлежащих сёл уходили от  домашних проблем, от  работы и  получали удовольствие вдали от  дома, на  лоне увядающей красоты природы, прекрасной, как и  сама женщина. Они собирали лесные ягоды, устраивали скачки, демонстрируя умение владеть конём, пели песни, шутили. Сдержанные в  каждодневных заботах, они раскрепощались в  своё удовольствие и  возвращались в  тоскливые и  нелёгкие будни, немного подуставшие, но  отдохнувшие морально.

Об  этом празднике, что проходил ранней осенью, шла речь и  у  исследователя И.  Бларамберга: «Во  время праздника они находят место подальше от  мужчин и  развлекаются, не  нарушая обычаев…». Проходило это радостное событие в  период, называемый  — «бабье лето», а  в  ингушском толковании  — «мазаш тувс  ха» (время, когда летает паутина).

Видимо, этот короткий период природного явления вобрал в  себя столько прекрасного, яркого, очаровательного и  щедрого, чем наполнен женский образ, что поневоле и  предполагает подобного рода название  — «бабье лето» у  славян и  многих народов. Или особого внимания к  самой женщине, как это нам показывает яркий женский праздник в  старину у  ингушского народа. Наверняка, есть у  ингушей и  подобное наименование этой короткой поре осени, но  не  отметить, не  обозначить его ингушский погодный календарь просто не  мог.

Лилия Харсиева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь