Дороги доверия

0
8

В селе Бабугент Черекского района семья Ахмата и Розы ТУМЕНОВЫХ – образцовая. Они занимали второе место в республиканском конкурсе «Семья года» в номинации «Сельская семья», но дороже побед – признание односельчан. Именно в этом доме гостил на днях одиннадцатиклассник Джабраил БИДЖИЕВ из Карачаево-Черкесии в рамках проекта «Кунаки». 
Узнала!.. 
Переступив порог дома, я увидела грустно-ироничные глаза и по-детски открытую улыбку Ахмата и вспомнила: несколько лет назад мы снимали бабугентскую группу шутников для «Юморины» на балкарском языке, и он был там заводилой. Ахмат тоже меня узнал. Тогда я удивилась, что в таком маленьком селе, как Бабугент, много людей, выражающих свои мысли яркими запоминающимися образами, точным и очень колким языком, а юмор был у них разный: то язвительный, то по-детски наивный и добрый. 
Мы как давние знакомые тепло приветствуем друг друга.  
– «Эйнштейна» из Бабугента – борца Альберта Туменова знает весь спортивный мир, но у вас в роду есть люди всех профессий. А что лично вам кажется важным в жизни? 
– Надо всегда работать и созидать. Лень и безделие разрушают человека. 
– У него еще не было ни одного выходного, каждый день работает, – вступает в разговор супруга Роза. 
– Но за усердные труды требует хотя бы какие-то изысканные блюда? 
– Ни разу не просил приготовить какое-то определенное блюдо.  
Ахмат улыбается: «Айран и хлеб – этого достаточно». 
Очень скромные люди, а живут в просторном, светлом и красивом доме. Увы, достаток часто порождает чванство и высокомерие, но Туменовы не меняются в зависимости от уровня материального благосостояния. 
Первое, о ком они начали рассказывать с добродушной улыбкой, – о госте Джабраиле.  «Наш внук Кязим, как и Джабраил, в одиннадцатом классе, Алина, студентка, приезжала домой из Нальчика через день. Он рассказывал нам о своем народе – абазинах. Интересно было сопоставлять, сравнивать традиции и обычаи. Каждый новый человек в нашей жизни открывает нам что-то новое. Наш гость был скромным, о своем дне рождения – ни слова, но внучка сказала мне, и мы устроили семейный праздник. Незабываемые были дни!» – говорит Ахмат. 
Ахмат с Розой воспитали сына Марата и дочь Аминат, у них прекрасные семьи, трое внуков и три внучки радуют дедушку с бабушкой. Но у этих светлых людей была чернейшая полоса, после которой они очень медленно возвращались к жизни. Они стояли  у черты – быть или не быть… 
Бывает день, бывает час… 
…когда случается неизбежное, неотвратимое, но душа отказывается смириться с произошедшим, и разум ропщет. Это был 1996 год, к Ахмату приехал в гости племянник. Подросток и две дочери Туменовых тринадцати и пятнадцати лет были на берегу, и уже никто не знает, как мальчика унесла в свою пучину бурная горная река. Девочки пытались его спасти, но, увы, все трое утонули. Ахмат пришел с работы, а дом и двор были полны людей, пришедших соболезновать. Розы тоже не было дома, и вот она пришла. «Я никогда так не боялся, как в тот день. Боялся, что она сойдет с ума. Смотрел на нее, не отводя взгляда, ждал, что она посмотрит на меня, и я удержу ее взглядом от безумия. Но она ни разу на меня не посмотрела. Река отдала сначала одну дочь, через день – вторую, а хоронили их в один день. Когда все закончилось и мы остались наедине со своей бедой, только тогда она начала оплакивать наших детей. Это были черные дни и ночи».  
Я обращаюсь к матери: «Что вам помогло?» Она отвечает не задумываясь: «Всевышний. Я начала молиться. Нельзя человеку полагаться на свои силы, слаб он. Только Всевышний может помочь». 
Лица верующих людей, которые много молятся, немного отрешены от мира, словно пребывают одновременно в нашем и другом измерениях. У Розы отрешенность гармонирует с ее белой и тонкой кожей, с очень аккуратной, собранной фигурой, как у танцовщицы. Она немногословна: «Еще нам помогают жить внуки. Они дарят столько радости и улыбок!» 
Я пытаюсь перевести тему разговора и спрашиваю: «Кто автор ремонта дома?» Ремонт действительно отличный. Оказывается, сын Марат. «А Аминат где живет?» – спрашиваю о дочери. Малыш, играющий на полу, удивленно смотрит на меня и говорит: «Дома!» Роза смеется: «Это сыночек Аминат, они тоже в Бабугенте живут». 
СЕЛЬСКИЕ БУДНИ 
– В наше время очень трудно выживать в селе, – с горечью констатирует Ахмат. – Наш сын успешно занимается строительным бизнесом, но если говорить в общем, непонятно, какое будущее будет у Бабугента. Сейчас запрещают рубить лес. Запретить запретили, а как жить, никто не сказал. Мужчины уезжают в Якутию, Хабаровский край на стройки. Это огромная проблема: расколотые семьи. Ни к чему хорошему это не приведет. Надо думать, как сохранить наши села и проработать вопрос трудоустройства сельчан. Многие уже нашли источник дохода вне села, да не могут уехать из Бабугента: люди привязываются к своей земле. 
Уважаю молодежь 
Ахмат – председатель совета старейшин села Бабугент уже семь лет, хотя далеко еще не старый. Предчувствуя мой вопрос, отвечает: «Да, есть аксакалы старше меня, но если они сами говорят, что выбирают меня, надо работать. У нас в селе молодые не стесняются и не считают зазорным спрашивать у нас совета. Уважаю молодежь. Конечно, всегда были и будут противоречия между разными поколениями. Мы, например, по-разному молимся. Но представитель Духовного управления мусульман приехал и сказал, что в самом главном у нас нет различий: мы верим в Бога. Мне нравится, что молодые не пьют. Я бы хотел, чтобы у них была возможность жить в Бабугенте». 
Отсутствие рабочих мест –проблема всех сел. Как знать, возможно, придумают какую-то чудесную программу по возрождению всех сел в России и все изменится… 
Долгожители 
Ахмат говорит о своем отце с восхищением. Его звали Омак, в переводе на русский «красивый». Увы, все национальные имена вытесняются, уже сейчас имя Омак не встречается. «Отец прожил девяноста шесть лет, а его отец – сто! У нас все долгожители. Отец был очень красивым человеком, а воспитали его соседи – князья БИЕВЫ. Тогда между людьми было доверие. Отец не любил, когда человек распускал себя, его сдержанность, трудолюбие, доброжелательность – пример для меня. Был добрым. Не старался казаться, а был по природе своей. Такие люди воспитывают одним своим присутствием». 
После долгой беседы и не менее долгого застолья собираюсь уходить и, обуваясь, вслух выражаю приятное удивление: «Ой, как приятно, ботики прогрелись, прямо теплые». «Это я их выставляла на солнце», – говорит сноха Туменовых Фатима. Без комментариев. Когда вспоминаю тот день, до сих пор этот эпизод вызывает улыбку.

Марзият БАЙСИЕВА

Газета Горянка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь