Прожжённые судьбы

0
296

«Не согнуться! Не дрогнуть! Не выдать! Не предать!»

Неизвестные страницы из  жизни семьи Асият Тутаевой, геройски погибшей в  годы Великой Отечественной войны, из  воспоминаний её  родной племянницы Лидии Хантыговой.

Лидия Идрисовна Хантыгова  — дочь Изабеллы Тутаевой, родной сестры Асият Тутаевой. Родилась она во  Фрунзе в  1951  году. Окончила Грозненский нефтяной институт и  работала в  Грозненском нефтяном научно-исследовательском институте заведующей лабораторией ректификации нефти и  нефтепродуктов. Во  время первой чеченской войны (1994-1996) уехала с  семьёй в  Московскую область, в  город Пушкино, где и  живёт поныне, будучи на  заслуженном отдыхе.

В  преддверии Великой Победы, за  которую боролись сёстры Тутаевы, мною двигало желание написать о  семье Индриса Тутаева, в  которой была воспитана плеяда замечательных, мужественных дочерей ингушского народа. Было желание также внести некоторые коррективы в  биографию Асият. В  частности, правильное написание отчества  — Индрисовна (!), годы рождения Асият Тутаевой (1902) и  Нины Тутаевой (1905). Также хочу обратить внимание читателей на  фотографии сестёр Асият и  Нины, которые часто путают и  неверно подписывают, в  результате чего они так и  копируются на  сайтах интернет-пространства. А  тем временем каждая из  них была личностью, и  допускать этого по  отношению к  их  памяти нельзя. Потому к  статье прилагаются и  фотографии из  семейного архива, а  также вносятся небольшие коррективы. 

 Индрис Тутаев  — офицер царской армии, отец большого семейства

 Индрис Цунтоевич Тутаев  — кадровый офицер царской армии, человек чести и  мужества, стойкий и  благородный, преданный сын ингушского народа. Военную службу начал в  сентябре 1892 года рядовым, на  правах вольноопределяющегося в  136-м пехотном Таганрогском полку. Учёбу проходил в  Московском и  Киевском пехотных юнкерских училищах, и  в  Елизаветградском кавалерийском училище. Служил в  Ахтырском 36-м драгунском и  Украинском 48-м драгунском полках. В  одном из  его наградных листов написано: «В  службе означенного офицера не  было обстоятельств, лишающих права на  знак отличия беспорочной службы». После Февральской революции в  1917 году Индрис ушёл в  отставку, хотя и  приветствовал свержение самодержавия, считая, что Россия должна идти демократическим путём.

Его верная супруга, голубоглазая красавица Диба Базоркина, дочь первого ингушского генерала Бунухо Базоркина, родила ему семь прекрасных дочерей: Аминат, Асият, Нину, Юлю, Залихан, Тамару и  Изабеллу, которых он  безмерно любил и  которыми гордился.

Старшие девочки ещё до  революции учились в  лучших гимназиях по  месту, где проходил службу Индрис Тутаев. Уроки по  иностранным языкам и  музыке им  преподавали дома. Рояль, на  котором играли девочки, находится в  Ингушском музее краеведения имени Тугана Мальсагова. Младшие учились уже в  советской школе, а  уроки музыки им  давали старшие сёстры. Семья была дружная, образованная и  интеллигентная. Здесь любили вечерами читать литературу, занимались рукоделием, шили, вязали и  вышивали, как это положено было воспитанным барышням.

Индрис гордился девочками, даже мечтал продолжить их  образование в  Германии. Он  говорил, что будущее ингушского народа за  образованными людьми. Помогал всем, кто обращался к  нему за  помощью, поддерживал во  всём и  везде тех, кто нуждался в  нём. И  люди тянулись к  нему, верили, глубоко уважали и  ценили. Двери хлебосольного дома Тутаевых были распахнуты не  только для ингушей и  чеченцев, но  и  представителей других национальностей. Превыше всего он  ставил честь и  достоинство офицера, крепкую мужскую дружбу и  слово.

После Октябрьской революции в  1917 году Индрис не  поддержал большевиков, но  и  не  сбежал за  границу. Как говорила его супруга Диба, он  остался с  народом и  дорого за  это заплатил, хотя никогда об  этом не  сожалел. «Не  согнуться! Не  дрогнуть! Не  выдать! Не  предать!»  — вот правила его жизни«,  — говорила Диба Тутаева.

Дом царского офицера для новой власти стал объектом постоянных набегов: обыски, допросы, аресты, сопровождаемые каждый раз уничтожением наградных листов, медалей, документов, личной переписки. Большая семья Индриса Тутаева с  трудом сводила концы с  концами. Младшие донашивали вещи и  обувь, от  постоянного недоедания вскоре заболела и  умерла от  чахотки старшая дочь Аминат. Она имела прекрасное гимназическое образование и  успела немного поработать школьным учителем. Чтобы прокормить семью, Индрис пахал землю, работал учителем, лесничим, служащим. Девочки помогали родителям по  хозяйству, вязали, шили, вышивали, но  образование в  семье никогда не  ставили на  второй план.

Асият и  Нина окончили медицинский факультет в  Северо-Кавказском государственном университете в  Ростове-на-Дону. Правда, им  пришлось ненадолго прервать учёбу. Их  исключили из  вуза, как дочерей царского офицера, и  лишь после вмешательства Идриса Зязикова, секретаря Ингушского обкома партии, восстановили. По  их  стопам пошла и  младшая дочь Изабелла. Юля окончила Бакинский нефтяной институт. Она погибла от  взрыва в  первые годы войны, прямо у  себя в  химической лаборатории. Тамара окончила химический факультет Бакинского университета. Что касается Залихан (дома её  ласково называли Раечка), предпоследней дочери Индриса, то  она бросила учёбу в  Бакинском университете, как только узнала о  расстреле отца в  1937  году, и  вернулась домой. Так она и  прожила жизнь ради своих родных и  близких, делясь щедростью и  теплотой своей души, любимая и  незаменимая тётя Рая-Раечка.

Индриса Тутаева расстреляли после очередного ареста осенью 1937  года. Семидесятичетырёхлетнему отцу семерых дочерей даже не  позволили накинуть на  плечи верхнюю одежду, забрали под покровом ночи. В  грозненской тюрьме его расстреляли без суда и  следствия, как врага народа. «Тутаев Индрис Цунтоевич, 1863  г.  р., ингуш, беспартийный, служил в  старой армии до  1917  г. Приговорён к  высшей мере наказания. Приговор приведён в  исполнение»  — таков вердикт постановления особой тройки при НКВД Чечено-Ингушской АССР от  27  октября 1938  года.

В  восьмидесятых годах прошлого столетия Индрис Тутаев был посмертно реабилитирован. Его тело покоится на  окраине Грозного вместе с  другими жертвами сталинского произвола, в  братской могиле, расположенной в  Тыртовой роще. Ещё в  советские годы эта роща весной покрывалась морем ландышей и  маков, словно ожившие души безвинно убиенных людей. Прохожие старались обходить это место, которое пользовалась в  народе дурной славой. Но  мальчишки собирали здесь охапками цветы и  продавали их  прохожим.

Асият и  Нина Тутаевы  — мужественные дочери ингушского народа

Асият Индрисовна Тутаева  — одна из  первых ингушек, получивших высшее образование. Она первая ингушская женщина, ставшая профессиональным врачом и  получившая звание кандидата медицинских наук, первая горянка, удостоившаяся высокого воинского звания  — майор медицинской службы.

После окончания вуза, в  1929  году, Асият Индрисовна начинает свою врачебную деятельность участковым врачом в  селении Ахки-Юрт Пригородного района Ингушской автономной области (ныне  с. Сунжа, Северная Осетия). Затем её  переводят в  село Базоркино (ныне  с. Чермен, Северная Осетия), где она заведует врачебным амбулаторным участком. Интерес к  науке у  неё проявился ещё в  студенческие годы. Позже эта тяга переросла в  серьёзное научное исследование. В  1932 году она поступает в  аспирантуру в  1-й Ленинградский медицинский институт. На  кафедре эпидемиологии хрупкую нежную горянку с  удивительно красивыми глазами с  сероватым оттенком, с  длинной косой до  колен, к  тому  же ещё с  огромным желанием «грызть» гранит науки, полюбили сразу. В  1936 году на  радость отцу и  всем родственникам Асият блестяще защитила диссертацию на  соискание степени кандидата медицинских наук. Она готовила к  защите уже докторскую, когда началась Великая Отечественная война.

Асият ушла на  фронт добровольцем в  самом начале войны. Она служила в  военно-полевом передвижном госпитале начальником бактериологической лаборатории. Спасала раненых Ленинградского, Украинского и  Воронежского фронтов. В  1943 году ей  было присвоено звание майора медицинской службы. Она стала первой женщиной-горянкой, удостоившейся такого высокого офицерского чина.

 Нина окончила медицинский институт годом позже. На  фронт она ушла спустя полгода после сестры. Служила, как и  Асият, на  военно-санитарном поезде, их  ещё называли «госпиталями на  колёсах». В  1943 году за  особые заслуги ей  присвоили звание капитана медицинской службы. Сама по  себе Нина была очень весёлым и  задорным человеком, любила вечерами развлекать раненых солдат, измотанных войной, устраивая им  различные самодеятельные представления.

Пока сестры Тутаевы воевали на  фронте, их  семью вместе со  всем ингушским народом как врагов Родины депортировали в  суровые степи Казахстана  — 23  февраля 1944  года. А  29  октября 1944-го под украинским городом Тернополь гитлеровцы казнили дочь клейменого собственной властью народа. Асият предпочла смерть предательству  и, по  словам очевидцев, геройски встретила  её, оставаясь до  конца верной присяге Родине и  непоколебимым принципам отца, вложенным в  неё с  детства: «Не  согнуться! Не  дрогнуть! Не  выдать! Не  предать!»

Нина Тутаева, капитан медицинской службы, вернулась домой с  фронта в  родной город Орджоникидзе (ныне Владикавказ) в  1946 году и  продолжила работать педиатром, помогая больным детям, а  также своим родным и  близким, которые ещё находились в  ссылке. От  отцовского дома, что был расположен на  улице Горького, 6  (в  настоящее время дом снесён), рядом с  парком культуры и  отдыха имени Коста Хетагурова, ей  достались три комнатки. Она была и  оставалась до  конца своих дней удивительно жизнерадостным и  разносторонним человеком: сочиняла стихи, сказки, пьесы для детских спектаклей, вышивала, шила, делала удивительно красивые книжечки, ёлочные и  детские игрушки и  раздаривала их  детям. Сохранилась её  книжечка «Заяц портной» и  некоторые работы по  вышивке.

Нина Индрисовна и  Мария Давыдовна

 Вспоминая о  Нине, уместно будет рассказать об  удивительно крепком фронтовом братстве медицинского состава, где служила Нина, и  о  дружбе двух подруг: капитана медицинской службы Нины Индрисовны и  майора медицинской службы Марии Давыдовны Брагиной, начальника военно-санитарного поезда №  6. В  феврале 1944  года, когда со  всех фронтов стали в  срочном порядке отзывать сыновей и  дочерей депортированного вайнахского народа, Нину всем медицинским составом прятали от  периодических набегов НКВД в  собственном купе начальника поезда Марии Давыдовны. И  никто не  донёс! Никто не  выдал!

После войны, когда подруга узнала, что семья Марии Давыдовны погибла и  она осталась одна, Нина позвала её  жить к  себе. Мария Давыдовна долгие годы работала директором медицинского училища в  Орджоникидзе. Была награждена медалью «За  отвагу» и  «За  оборону Кавказа». В  доме Нины Индрисовны она и  обрела свой вечный покой. Похоронена была в  Воронеже, рядом с  родителями, как она того и  желала.

 Изабелла Хантыгова (Тутаева)  — младшая сестра Тутаевых, жила в  ссылке вместе со  старенькой мамой, ухаживая и  заботясь о  ней. Её  учёба в  мединституте была прервана во  время высылки, но  уже там, во  Фрунзе, она добилась восстановления в  мединститут. Всю свою трудовую жизнь она проработала в  больнице скорой медицинской помощи в  городе Грозном: сначала врачом, потом заведующей клинической лабораторией. За  трудовые успехи была награждена орденом «Знак почёта». Идрис Ярычевич Хантыгов и  Изабелла Индрисовна, бывшие одноклассники ещё с  Орджоникидзе, случайно встретились в  городе Фрунзе и  потом поженились.

Диба Тутаева (Базоркина) была любима и  обожаема всеми детьми и  внуками. Маленькая, худенькая женщина с  удивительно нежной и  обаятельной улыбкой до  конца своих дней сохранила силу духа и  крепость семьи Тутаевых. Она так и  не  увидела свой край, по  которому безумно тосковала. Была похоронена во  Фрунзе в  1955  году, но  спустя десять лет родственники перевезли её  останки на  родину (в  чемодане, под видом ручной клади) и  перезахоронили на  родовом кладбище в  селе Базоркино. Её  муж и  дочери так и  остались лежать в  братских могилах.

Диба и  Индрис Тутаевы, конечно  же, мечтали о  сыне, которому так и  не  суждено было родиться. Но  дочери выросли под стать своим родителям и  стали продолжателями чести, мужества и  достоинства всего ингушского народа. А  именем Асият Тутаевой благородные потомки назвали медицинский колледж и  улицу в  городе Назрани. Её  имя увековечено на  мемориальной доске в  Санкт-Петербурге на  стене Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика Павлова, где она работала и  откуда ушла на  фронт. Экспозиции её  биографии выставлены в  республиканском музее краеведения, ей  посвящены многочисленные статьи и  телевизионные передачи. Наградной комитет фонда «Признание» под эгидой Кисловодского института экономики и  права, совместно с  руководством санатория «Элита» в  Кисловодске учредил для медицинских работников и  других лиц, занятых в  сфере охраны здоровья, памятную медаль имени Асият Тутаевой.

В  завершение хочется привести слова из  завещания известного ингушского писателя Идриса Базоркина, родного племянника Дибы Тутаевой (Базоркиной): «Завещаю: помнить и  чтить предков, и  не  только чтить, но  и  быть достойными  их. Делать, как и  они, добрые дела. Любить народ и  самим стараться быть уважаемыми народом. Брать в  жизни не  силой, а  умом. Никогда не  терять мужества, не  обижать слабого! И  никогда не  обижать женщину!»

Так они и  жили.

P.  S.: Из  полевой тетради: стихотворение Нины Тутаевой, написанное в  День Победы  — 9  мая 1945 года для стенгазеты военного госпиталя.

Наполним чаши, кругом встанем,

Обычай древний соблюдя.

И  первый тост заздравный скажем

За  тех, кто пал с  Победой рядом:

За  храбрецов под Сталинградом,

За  мужество под Ленинградом,

За  всех бойцов-богатырей,

Героев наших, вспоминая,

Вовек их  слава не  умрёт.

Вторую чашу поднимаем

За  нашу армию и  флот!

Пусть наша слава на  столетья

Венчает грозную войну!

Мы  поднимаем чашу третью

за  наш народ, за  всю страну!

Мы  все, от  края и  до  края,

Победу празднуем с  Москвой!

Ходи по  кругу, круговая,

Во  славу Родины родной!

Лилия Харсиева

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь