Мир начинается с домашней библиотеки

0
204

Хусей УЛЬБАШЕВ из села Хасанья – один из лучших чтецов поэзии Кайсына Кулиева, его супруга Зухра КУЧУКОВА фанатично увлечена тюркологией. Старший сын Азамат после окончания физико-математического факультета КБГУ и магистратуры Высшей школы экономики работает начальником отдела на телеканале Russia Today, младший Алим – кандидат юридических наук, преподает в Московском государственном университете, сейчас проходит стажировку в Йельском университете в США. 
А во дворе – десять кошек и четыре собаки 
Без всякого сомнения, с респондентами лучше вести беседы не в Доме печати, а на их территории: каждая деталь красноречива. Направляясь к дому Ульбашевых, я думала увидеть скромный, маленький домик книгочеев. А у них два просторных добротных дома и большой двор с цветами. И самое главное – на этой территории вальяжно, по-хозяйски прохаживались десять кошек и четыре собаки! Не умею общаться с животными, но всем, у кого есть этот контакт, завидую. «Под навесом диваны – для них, – начинает беседу Зухра Исмаиловна. – Зимой на плитке холодно. Покрывала на диванах стираю, удивительно, они любят чистые вещи». 
Все десять кошек и четыре собаки – подобранные. Немецкая овчарка Рекс появилась в селе около магазина: когда она состарилась, кто-то выбросил. Со временем отощала, плохо ходила. Зухра Исмаиловна забрала собаку к себе, выходила. «Рекс понимает все команды. Сначала откликался только на русскую речь, теперь и на балкарском с ним разговариваем. Когда Азамат приехал на десять дней, они подружились. Он уехал, и Рекс затосковал. Плакал! Вызвали ветеринара, лечили. А это наша Берта. Подруга отдыхала в Сочи, позвонила: «Хозяйка одного щенка сломала шейку бедра, что делать с малышом?» Привезла, она была такой маленькой, только глаза блестели, а теперь вот какой красавица стала!» 
Во дворе кошка-инвалид: задние лапы плохо подчиняются, но чувствуется волевой характер, у нее два котенка, которые родились здесь и остались при ней. 
«Когда везу кошку или собаку к ветеринару в сумке или в коробке, некоторые пассажиры в маршрутке начинают возмущаться. В Нальчике и даже в селах полно брошенных собак и кошек. Не понимаю, почему молодые люди любят дарить девушкам кошек и собак, ведь, наигравшись, те выбрасывают  их на улицу!» 
Скажу честно: после улиц Нальчика, где немым укором стоят обрубки деревьев и ходят стаями голодные собаки, двор Ульбашевых потрясает. Может, причина этой удивительной для нашего времени доброты в книгах? Это же дом книгочеев! Во дворе я познакомилась с мамой Зухры – Розой КУЧУКОВОЙ. На ее светлом лице был яркий румянец, как у детей. Она работала методистом в районо, супруг Исмаил – инструктором в райисполкоме. То есть книги были в жизни старшего поколения.

Отец ее детей

Хусей Ульбашев учился в девятом классе, когда умер его отец. Он был старшим из шестерых детей и стал опорой для матери. Дал себе слово, что никогда его мать не будет занимать денег. В селе Верхняя Балкария горы крутые, когда ходил за дровами, по дороге вбивал колья, чтобы арба и ишак не скатились в пропасть. Умение брать на себя ответственность оказалось востребованным в сложные перестроечные годы. Он выезжал в Польшу за радиоаппаратурой и сдавал здесь товар в магазины. Под опекой, защитой Хусея выезжали и женщины. Потом попробовал свои силы в строительном бизнесе: набрал бригаду, построил несколько домов под ключ. На вырученные деньги построил кафе «Кавказ». 
В доме Ульбашевых слово отца – закон. «Однажды мы с Алимом шли по Хасанье и слышали, как одна женщина жаловалась другой, что сын забросил школу, хотя учится только в седьмом классе». Алим сказал: «Был бы он сыном нашего отца, попробовал бы не ходить в школу».

О трудовой культуре

«Жаль, что людей, умеющих думать и работать уничтожали. Мамин дедушка Атта ТИЛОВ был раскулачен и выслан в Азию еще в 1935 году. В его двухэтажный дом поселили бедняков: на первом этаже был сарай, на втором – жилые комнаты. Новоприбывшие на дармовое жилье прорубили дыру в полу второго этажа и устроили там туалет. Трудовая культура передавалась из поколения в поколение, в годы репрессий она выкорчевывалась. Атта Тилов и в Азии хотел завести животноводческое хозяйство, но родственники отговорили: не надо, опять попадем под каток преследований», – рассказывает Зухра Исмаиловна. В беседу включается ее мама Роза: «Сначала мы жили в Алма-Ате, потом в Ташкентской области. Я свое ташкентское детство на другое не променяла бы, если бы был выбор. До обеда мы, дети, работали на хлопковых полях, затем умывались в арыке и шли в школу. У нас была учительница Нина Ивановна Мусатова-Нагибина, мы водили хороводы вокруг ее дома, она нам готовила хворост. До сих пор храню ее фотографию». Зухра добавляет: «В Ташкентской области я застала учителей мамы, они все спрашивали: «Роза, твоя дочь такая же отличница, какой была ты?» 
Об учителях 
Обычно родители ругают учителей. В доме Ульбашевых об учителях говорят с благодарностью. «В четырнадцатой школе нашей первой учительницей была Ольга Николаевна Сачко. Мощный педагог! У нее не только дети, но даже мы, родители, по струнке ходили. А во втором лицее русовед Валентина Андреевна ФЕДОТОВА поставила единственную четверку Алиму, зато сколько знаний дала! Он однажды позвонил мне и сказал, что после его лекции в МГУ один коллега сказал: «Такие детали может знать только лингвист». Думаю, все прилежные ученики Валентины Андреевны – лингвисты». 
Скучают… 
Конечно, село Хасанья, Москва, Америка расположены далеко друг от друга. Но спасают современные средства коммуникации: скайп, телефонные переговоры стушевывают остроту разлуки. Но было бы преувеличением сказать, что Ульбашевы-старшие страдают. Они радуются, что Азамат и Алим живут полноценной интересной жизнью. Математик Азамат нашел применение своим способностям в журналистике, но параллельно занимается наукой – пишет кандидатскую, Алим – докторскую. Оба свободно владеют английским языком.  
Мы и не заметили, как границы мира раздвинулись, и для молодых жизнь за границей, переезды из одной страны в другую стали нормой.

На ее рабочем столе

На рабочем столе Зухры Исмаиловны – произведение лауреата премии «Большая книга» Сергея Белякова «Тень Мазепы». Она увлеченно пересказывает мне ее содержание. Признается, что любимым автором остается Лев Гумилев. «Мне потребовались десятки лет, чтобы понять тюркский мир. Через интерес к тюркологии увлеклась историей мировых религий. Поразили масштабы взаимовлияния и глубокое смешение народов. Явление трансформации, когда из нескольких народов в течение времени возникал другой народ, – интереснейшее явление. Мир – един». 
В доме Ульбашевых можно часами беседовать о книгах. Но у них достаточно сложно выуживать информацию о детях: они их никогда не хвалят. Наверное, в каждом доме свои правила и семейные традиции. У Ульбашевых приветствуются скромность, усердие в делах и милосердие к братьям нашим меньшим.

Марзият БАЙСИЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь