Не забыть, чтобы не повторилось

0
165

Вряд ли в России есть хотя бы одна семья, которая не была бы задета Великой Отечественной войной.  Бессмертный полк ведь не на пустом месте родился – это пришло из глубин народной памяти.  

И эта больная и жесткая память передается нам из поколения в поколение.   Не могло быть иначе, ведь в нас твердо засело осознание того, что к нам тогда пришли, чтобы нас порабощать и убивать.

Это мы позже узнали о 7 миллионах погибших на оккупированных территориях, о каждом четвертом погибшем в Белоруссии, о тысячах сожженных деревень. Об Освенциме, об абажурах и сумочках из человеческой кожи.  

Мой дед погиб в 1943 году под Днепропетровском, и похоронен там в братской могиле. Я узнал об этом из базы данных архива Министерства обороны России.  Сотрудники Подольского архива, которые создавали эту базу данных, проделали огромную работу, отсканировав и разместив на сайте миллионы страниц имевшихся в архиве документов, среди которых и наградные листы, и сведения о безвозвратных потерях. На сайте я вбил имя и фамилию своего деда и увидел список невозвратных потерь, в котором рукой командира было написано, что связист рядовой Михаил Ланкин 1898 г.р. был призван из деревни Тяглое озеро, Большеглушицкого района Самарской области.  

Значит, когда деда призвали, ему было 43 года и у него уже была куча детей. Последнее письмо с фронта от деда бабушка получила в 1942 году из-под Ржева, и в семье были уверены, что он пропал без вести в местах, где шли ожесточенные бои.  А он, оказывается, еще продолжал воевать, и было ему не до писем. Фотографий с фронта дед не присылал.

Подростком я гостил как-то летом у своей тетки в местах, откуда родом и мой дед, и мой отец, так там в каждом втором доме жили Ланкины.  

В деревне Тяглое Озеро в 1921 году родился и мой отец Иван Михайлович. На фотографии – мой отец с лейтенантскими кубиками на воротнике сразу после окончания Ленинградского военно-топографического училища в мае 1941 г. Через месяц после окончания училища отец был отправлен на Крымский фронт. Отец, слава Богу, остался жив, а я родился уже после войны –  в 1946 году.

В базе данных Министерства обороны сотни солдат с моей фамилией воевали и гибли на фронте. Воевали на фронтах Великой Отечественной и родственники моей жены.  И с годами становится все яснее, что об этом нельзя забывать, потому что они погибли, чтобы мы продолжали жить, и для того, чтобы это больше никогда не смогло повториться.

 Эту память нам невозможно навязать или привить, она уже зафиксирована в нашем генетическом коде.  

Владимир Ланкин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь