Кавказ — наш дом

0
161

В  трёх регионах страны  — в  Республике Адыгея, Кабардино-Балкарии и  Карачаево-Черкесии день 21  мая официально объявлен памятным и  нерабочим днём. Связано это с  окончанием Кавказской войны в  1864  году.

Это была одна из  самых жестоких в  истории человечества войн, унесшая тысячи жизней не  только кавказских народов, но  и  представителей разных национальностей, из  коих состояла царская армия. Они стали жертвами столкновения интересов великих держав: России, Турции, Ирана, Великобритании, Франции.

Война, которая была спровоцирована не  горцами Кавказа, прервала естественный процесс развития самобытного адыгского народа и  народов, исповедующих исламскую религию. Наша память об  этой войне созидательна, она восстанавливает историческую правду о  прошлом народов, населяющих Северный Кавказ. Никто не  в  состоянии переделать историю, но  надо помнить трагические страницы нашего прошлого, чтобы извлекать из  него уроки.

По  данным популярной интернет-энциклопедии Википедия, выбор даты связан с  тем, что 21  мая 1864 года генерал Граббе провёл военный парад в  урочище Кбаада (Красная Поляна) в  честь победы над горскими народами. А  главнокомандующий русскими войсками, наместник царя на  Кавказе великий князь Михаил Николаевич зачитал свой приказ об  окончании войны, в  результате которой Российская империя окончательно установила свой контроль над территорией Северного Кавказа.

Из  того  же источника, после подавления горских волнений близкородственным народам Западного Кавказа: адыгам, абазинам, абхазам и  убыхам  — было предложено либо принять подданство России  и, покинув горы и  побережья, переселиться в  болотистые низины под ведомством военной русской администрации, либо переселиться в  единоверную Османскую империю.

В  результате этого ультимативного предложения большая часть черкесского населения в  ходе масштабного мухаджирства была депортирована из  своего родного края. В  результате этой политической авантюры двух держав: России и  Турции, не  обеспечившей должным образом отправку и  приём переселенцев  — погибло в  пути и  там, на  месте поселения, сотни тысяч мухаджиров. Оставшиеся в  живых составляют сегодня многочисленные черкесские диаспоры в  странах Передней Азии и  на  Балканах.

В  царской России эту дату отмечали как весьма значимое событие, а  в  1914 году даже выпустили специальный знак «50-летие завершения Кавказских войн».

День памяти ежегодно отмечают и  в  черкесских аулах Краснодарского края. В  море спускают сотни венков и  вспоминают жертв этой трагедии различными мероприятиями.

Государственным памятным днём скорби объявлен этот день и  в  частично признанной Республике Абхазия (до  2011 года здесь он  отмечался 31  мая). Митингами и  шествиями вспоминают погибших и  в  странах, где массово проживают черкесские диаспоры. Это Турция, Германия, США, Иордания и  другие страны Ближнего Востока.

Последствия этой трагической даты частично отразились и  на  судьбе ингушского народа. Так в  шестидесятых годах XIX  века, в  целях реализации программы Военного министерства и  Отдельного Кавказского корпуса по  расширению военных укреплений и  расселению новых кавказских поселений в  низовьях рек Ассы и  Фортанги, при поддержке части мусульманского духовенства, власти приступили к  пропаганде среди «беспокойного» карабулакского племени для переселения их  в  Османскую империю.

Переселение горцев частично решало и  земельный вопрос. Так, комиссия по  личным и  земельным правам туземцев Терской области в  1865  г. при обследовании земельного состояния жителей Назрановского общества признала плачевность ситуации. Командующий войсками Терской области Лорис-Меликов решение проблемы малоземелья ингушей также видел в  переселении горцев, в  данном случае предложенной генералом М.  Кундуховым. «Он  предложил взять на  себя выполнение этого дела  и, уверен, что при тех мерах, которые он  примет негласно, в  течение летних месяцев уйдет до  трех тысяч человек… Одним из  главных условий успеха этого предприятия генерал Кундухов ставит полную негласность его личного участия в  этом деле»,  — писал в  своём отчёте высшему руководству Лорис-Меликов. Для согласования этого вопроса генерал Кундухов лично отправился в  Турцию.

Итак, в  1865 году жертвами этой политической провокационной операции стали, даже по  самым заниженным официальным данным, около 3-5 тысяч ингушей (в  основном орстхоевцев). В  целом  же за  период с  1858 по  1865 год с  Северного Кавказа переселилось (по  официальным данным) более полумиллиона горцев, из  них 470  тыс. человек были представителями адыгских народов.

В  самой Турции, не  говоря уже о  трудностях в  пути следования, переселенцев ожидали суровые испытания. Это видно и  из  письма русского консула в  Константинополе Мошина к  генералу Кирцову от  28  декабря 1863  г.: «С  начала выселения в  Трапезунде и  окрестностях перебывало до  247000  душ; умерло в  пути 19000; теперь осталось 63000  человек. Средняя смертность около 200 человек в  день. Свирепствует тиф. Лагерь в  Ачка-Кале совсем предполагается уничтожить, так как нельзя жить из-за нечистот и  трупного разложения…».

Поняв, что их  просто обрекли на  выживание, горцы начали возвращаться на  родину. Но  дорога обратно была закрыта. «О  возвращении и  речи быть не  может»,  — наложил резолюцию на  одном из  прошений Александр II. В  приказе Главного штаба Кавказской армии от  22  февраля 1862 года за №  423  на имя командующего войсками в  Терской области было прямо указано: «…Возвращение из  Турции будет дозволено только тем из  них, кои изъявят согласие поселиться в  Оренбургской или Ставропольской губерниях с  зачислением в  государственные крестьяне».

Но  поставить заслон желанию вернуться к  своим корням было невозможно. Горцы массово нелегально стали возвращаться. Многие умерли, не  выдержали дороги, других просто расстреливали, иных, кому удалось дойти до  дома, депортировали обратно в  Турцию. Осесть снова в  родных местах удалось немногим.

Добрая память у  вернувшихся на  Кавказ осталась о  генерале Орбелиане, влиятельном грузинском князе, начальнике Главного штаба Кавказской армии в  Тифлисе. Несмотря на  строгие предписания правительства  — ссылать возвращающихся на  родину горцев для поселения во  внутренние районы империи и  в  отдаленные места Сибири, он  приложил немало усилий, чтобы многие из  них смогли поселиться на  родном Кавказе.

Многие мухаджиры так и  остались жить там, на  чужбине. Сегодня их  потомки живут компактно в  различных областях Турции, Иордании и  в  странах Ближнего Востока.

Лилия Харсиева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь