На связи Мекка

0
96

Хава Абадиева: «Много просим Аллаха о благополучии нашей родины»

Сегодня День Арафа. Все паломники, совершающие хадж, собрались на  горе Арафат. Стояние на  Арафате является самой основной частью хаджа. Без этого хадж недействителен.

Среди нескольких миллионов мусульман, которых в  этом году Всевышний облагодетельствовал возможностью совершить хадж и  обращаться к  Нему с  мольбами о  милости, стоя на  священной горе, есть и  наши коллеги  — известные ингушские журналисты Хава Абадиева и  Тамара Мальсагова. Им  вместе с  еще одним известным деятелям культуры нашей республики Микаилом Базоркиным, посчастливилось оказаться участниками хаджа, в  рамках особой программы Министерства культуры и  информации Королевства Саудовская Аравия. В  КСА они находятся в  статусе гостей саудовского монарха Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда.

Такая честь оказана плеяде представителей интеллигенции ряда мусульманских регионов России. Особенно приятно отметить, что представительство нашей республики в  этом почетном списке, чуть значимее, чем у  других. Ингушетия представлена тремя делегатами, в  то  время как для остальных республик квота составила по  два человека. Как можно понять, объясняется это особым расположением властей КСА к  властям нашей республики. Что подтверждают и  слова Хавы Ахмедовны и  Тамары Хасановны, подчеркнувшие в  небольшом интервью для «Ингушетии», что на  протяжении всего пребывания в  Саудовской Аравии чувствуют по  отношению к  себе, как представителям Ингушетии, особое внимание и  уважение.

Я  пообщался с  Хавой Ахмедовной с  помощью мессенджера. Моя собеседница была взволнована и  переполнена эмоциями, понять которые до  конца способен лишь человек, хоть раз окунувшийся в  атмосферу хаджа. Это действительно особое состояние. Несколько раз голос Хавы Ахмедовны срывался от  волнения. И  такая реакция была вполне естественной, потому как непосредственность, открытость и  искренность являются определяющими характер этой замечательной женщины чертами.

—  Хава Ахмедовна, расскажите, с  чего начался ваш хадж?

—  Мой хадж начался со  звонка из  администрации Главы республики. Мне позвонила Фатима Бокова из  протокольного отдела и  спросила: «Хава Ахмедовна, вы  были когда-нибудь в  хадже?» Я  сказал, нет. «А  хотели  бы?»  — услышала я  затем. «А  кто  бы не  хотел?!»  — ответила  я. Вот так именно и  сказала. Потом Фатима пообещала перезвонить и  положила трубку. Чуть позже она действительно перезвонила и  сказала, что Юнус-Бек Баматгиреевич в  рамках особой программы Министерства культуры и  информации КСА предлагает мне поехать в  хадж. И  знаешь, Адам, даже когда чуть позже мне позвонили из  приемной Билана Хамчиева и  сообщили, что моя анкета не  вызвала вопросов и  я  получила визу, и  тогда еще я  не  до  конца верила в  происходящее. Настолько все это было для меня неожиданно и  волнительно. По  правде сказать, я  до  приезда сюда в  полной мере и  не  осознавала, какой важный шаг мне выпало осуществить. Конечно, была рада, с  восторгом делилась этой новостью с  родственниками, но  насколько это важный и  переломный момент в  моей жизни  — не  понимала.

—  Ваши впечатления от  самой страны?

—  Это страна очень трудолюбивых людей. Мы, когда прилетели в  Джидду и  отправились из  этого города в  Мекку, пересекли большую территорию королевства. И  я  поначалу задавалась вопросом, а  где  же пустыня? И  Тамару вот спрашивала. И  мне разъяснили. Они завозят огромное число земли и  отвоевывают огромные части пространства у  пустыни, закладывая оазисы, чтобы развивать сельское хозяйство. Еще я  поняла, как многолик исламский мир. Здесь африканцы, азиаты, европейцы, люди с  разными обликами и  цветом кожи. И  все они наши братья, и  у  всех у  них на  лице радость и  какое-то спокойствие. Хадж сплачивает нас, показывает, что мы  одна умма  — люди, живущие единым пониманием того, что есть добро и  что есть зло.

Большое впечатление произвела Мечеть Пророка (с.  а.  в.). Запомнились эти автоматические тенты и  система увлажнения воздуха на  площади перед храмом. Все так умно продумано для удобства паломников.

В  Мекке, когда мы  делали приветственный таваф, грянула гроза. Все восприняли это как добрый знак, ведь дождь  — это благодать. Тем более он  редкость для этих мест. Люди плакали, мужчины плакали навзрыд. Это был волнительный момент. Мы  промокли до  нитки, но  не  обращали на  это внимания.

Джидда расположена среди каменных гор. Это очень красивый город, состоящий из  больших и  добротных строений. Кто его строил, это, безусловно, трудолюбивые и  мужественные люди. Это сколько надо вложить труда, чтобы посреди камней построить это великолепие.

Живем мы  в  роскошном отеле. Условия на  высшем уровне. Как я  уже говорила, к  нам подчеркнуто вежливое и  внимательное отношение.

Для нас организована обширная культурная программа. Мы  побывали в  музее Корана, в  музее Имен Аллаха, посетили типографию, в  которой печатается Священная Книга, нам подарили по  одному экземпляру. Были в  океанариуме. На  ужин того дня нам было предложено рыбное меню.

—  Хава, сейчас я  задам вопрос на  правах давнего знакомца. Вопрос немного деликатный. Хава, все мы  знаем тебя как обладательницу очень тонкого и  взыскательного вкуса, которых находит выражение и  в  твоей манере одеваться. Твой стиль одежды всегда отличала элегантность и  простота. Скажем так, одевалась по  европейским канонам. Чему, конечно  же, есть свое объяснение. В  ту  эпоху, когда ты  росла, формировалась твоя личность, с  учетом среды, в  которой ты  столько лет работаешь, такое было нормой. Вот сейчас, в  связи с  этим твоим новым статусом, ты  считаешь нужным пересмотреть свое отношение к  такому моменту, как гардероб?

—  Безусловно. Облик верующей женщины должен отличаться. Это я  осознала. Надо  же быть правдивой, меня Аллах слышит, это не  значит, что я  надену хиджаб. Я  не  обещаю. Но  вещи буду выбирать отныне более закрытые, более соответствующие моему и  новому статусу, и  возрасту.

Когда в  разговоре с  Хавой Ахмедовной у  нас произошла небольшая пауза, к  нашему диалогу присоединилась ее  соседка по  гостиничному номеру, поэтесса из  Башкортостана. Она пожелала, оставить отзыв о  своих новых друзьях, к  числу которых уже причислила Тамару Хасановну и  Хаву Ахмедовну.

—  Меня зовут Зульфия Ханнанова, я  из  Башкортостана. Мои попутчицы  — прекрасные женщины, я  многому учусь у  них. Я  много узнала об  Ингушетии, можно сказать, благодаря их  рассказам я  влюбилась в  ваш край. Узнала много о  творческих людях. Теперь уже читаю стихи ингушских поэтов, мне они нравятся, особенно понравилось творчество Тамары Чаниевой. Благодарна судьбе, что моими спутниками в  хадже оказались именно ваши земляки. От  души желаю, чтобы их  хадж был принят и  благословлен Всевышним!

Несколько слов к  рассказу Хавы Абадиевой добавила и  Тамара Мальсагова, которая на  протяжении нашего разговора с  Хавой Ахмедовной помогала ей  восстановить детали их  пребывания в  королевстве и  посещения святых мест. Кстати говоря, уже чуть позже, отзываясь о  своей спутнице, Хава Ахмедовна отметила, что нашла в  лице Тамары Хасановны надежного попутчика, легкого на  подъем и  мобильного. «Все у  нас проходит дружно и  слаженно»,  — сказала она.

—  Адам, ди  дика хилда хьа! Я  что  бы добавила… Что меня удивило? Меня удивило, что очень много молодежи. Много женщин, причем женщин молодых, из  самых разных стран мира. И  что еще впечатлило… Мне даже немного неловко, что мы  живем в  таких фешенебельных апартаментах, в  то  время как огромное число участников хаджа живут под открытым небом. Люди спят на  мраморном полу, с  семьями, с  детьми. Днюют и  ночуют в  этих мечетях. Но  именно они помогли мне понять весь масштаб и  значение хаджа. Люди закрывают глаза на  все неудобства, они счастливы, что вообще попали сюда. Увидев такое, я  стала лучше осознавать, что со  мной произошло и  какая мне выпала удача. Это мечта для всех мусульман, и  для многих мечта неисполнимая. И  вот мы  в  числе почетных гостей, в  особой группе оказались здесь. Это большая честь. Алхьамду лилЛах1! Я  благодарна за  это Всевышнему, послу КСА в  России, Главе республики.

Мы  испытываем непередаваемые эмоции. Наши души пропитаны радостью. Говорят, что хадж меняет человек, что даже его облик меняется. И  я  могу подтвердить это на  своем примере. Я  вот гляжу в  зеркало и  что-то неуловимое в  моем лице изменилось. Оно стало спокойнее, что  ли. Наверное, внутреннее состояние умиротворенности находит в  нем отражение.

—  Хава Ахмедовна, хадж помогает переосмыслить себя, свой путь в  этой жизни?

—  Я  нахожусь под большим впечатлением. Мы  так много внимания уделяем всякой суете. Всё это вещи приходящие. Надо быть добрым, надо быть снисходительным и  прощающим. Я  вот переписываюсь с  родными, друзьями и  прошу их  быть добрее. Надо спешить с  добром. Самое главное  — это служение Создателю. Надо вовремя делать свой намаз. Так легко бывает, когда ты  его вовремя совершил. Не  откладывать ни  в  коем случае. Ведь это основное.

Я  обратила внимание, что все мои попутчики много просят о  мире в  своих республиках. Люди хотят спокойной и  размеренной жизни. Мы  тоже много молимся о  благополучии Ингушетии. Мир и  безопасность  — это лучшее, что можно желать на  этой земле.

И  еще я  поняла, что в  хадж надо отправляться молодым. Все время боишься быть обузой для окружающих, боишься, что не  хватит сил должным образом совершить тот или иной обряд. Надо с  молодых лет впитать в  себя атмосферу этих мест и  идти с  ней по  жизни дальше, оберегая свой статус хаджи и  неся людям свет веры.

Адам Алиханов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь