Духовные основы

0
43

О силе духа, пользе познания и богоугодном деле

У  представителей этого «предприятия» есть своя форма одежды с  сочетанием зеленого и  белого цветов. Этим летом они открыли еще один «филиал» и  строят третий.

 Наверное, кому-то доводилось видеть в  Назрани девочек одетых в  зеленые платья до  пят и  белые химары (мусульманские капоры). Некогда их  наставница Марем Аушева выбрала такую форму  и, надев  ее, первой стала посещать медресе, которое сама и  открыла. Получается, что Марем стала одной из  первых учениц в  своем  же медресе. А  выбор зеленого цвета не  случаен  — это ее  любимый цвет, и  он  прочно ассоциируется с  исламом. Открытие этого медресе не  было легким, поскольку оно не  располагало преподавателями. Искать пришлось целых два года.

—  Многие люди ведут семейное коммерческое предприятие. А  вот Або (муж Марем) и  она открыли самый выгодный «семейный бизнес», лучше которого и  быть не  может. Эти люди открыли медресе у  себя во  дворе на  свои кровные деньги, ни  у  кого не  прося помощи в  этом. Мужчин, преподающих религиозные предметы, чтение Корана в  республике много, но  у  женщин так  же не  получается. Другое дело  — Марем. Я  и  Або сказал, что ему Аллах милость оказал посредством такой женщины. Много раз ее  лично благодарил. От  души ей  желаю имана и  тауфика (помощь от  Аллаха,  — авт.). Мои внуки сегодня учатся в  этом медресе. Когда у  меня спрашивают, куда отдать детей, то  я  в  первую очередь советую это заведение,  — рассказывает имам Назрановской мечети Хизир Цолоев.

Имама с  медресе связывает не  только знакомство с  семейной парой, открывшей его. Таджвиду (науке о  чтении Корана) Марем и  первых учениц обучил его сын  — Магомед-Башир, который до  сих пор там преподает. Сам Хизир Цолоев является частым гостем медресе, своего рода его попечителем и  нередко замещает сына. Он  считает, что религиозное образование для женщин  — вопрос всенародной значимости.

—  Во  многих наших селах отсутствуют медресе. Если  бы такие школы были повсюду, то  везде был  бы порядок, и  нигде не  было несправедливости. Ведь это все самое хорошее, что может быть. Как-то это медресе посетили потомки Пророка из  города Медина, среди которых был один хафиз (человек, заучивший наизусть весь Коран,  — авт.). Когда они узнали, что там обучаются женщины, то  сильно обрадовались,  — отмечает религиозный деятель.

Марем избегает фотообъективов и  смущается при виде диктофона, решив, что в  публикацию попадет аудиотекст, но  согласна рассказать обо всем для газетного формата. Марем  — сторонница порядка и  строго следит не  только за  учебным процессом, но  и  за  тем, чтобы все в  медресе было на  положенном месте. Во  время беседы она постоянно напоминает ученицам вешать верхнюю одежду, сумки и  прочее именно на  предусмотренное для этого место.

В  самом учебном классе видно, что все обустраивали от  души. В  нем присутствует и  национальный колорит, декорированный природным камнем, башенной фреской и  современными копиями старинных кувшинов. Ингушские традиции здесь тоже нашли свое место, но  об  этом позже.

 —  Муталимом (учеником,  — авт.) нужно быть всегда. Я  лично буду учиться всю жизнь, так как всегда можно что-то познавать. Зная, что вы  те, кого Аллах любит больше всех, вы  должны еще больше и  лучше учиться, многое заучивать наизусть. Посмотрите  — мы  заучиваем большие поэмы, стихотворения, а  Коран, разве мы  не  сможем выучить?! Это ведь всего одна книга, и  ее  нужно учить частями. Задача должна быть  — выучить весь Коран наизусть. Разве это много? Конечно, нет. Тем более в  детстве это дается легко. Вы  должны поставить перед собой цель  — ради Аллаха выучить весь Коран. Это даже у  взрослых получается, когда они помногу усердствуют, у  вас  же на  это больше возможностей. Поэтому надо вознамериться на  это,  — так на  ингушском языке Марем учит юных воспитанниц медресе во  время очередного занятия.

 Десять лет назад она побывала в  хадже и  в  священной Мекке увидела людей, читающих Коран. Это и  стало для нее отправной точкой.

—  После этого я  вознамерилась непременно выучиться чтению Корана и  вернулась домой с  твердым намерением обрести это счастье, если только я  буду в  силах это сделать. Но  сразу  же не  получилось  — материнство не  позволило. Затем мне захотелось не  только обучиться таджвиду, но  и  открыть медресе. Муж меня сильно поддержал, сказал, чтобы мы  нашли себе преподавателя и  начали обучаться. Со  временем Аллах нам оказал огромную милость. В  наше медресе стали приходить уважаемые и  знающие люди, нам даже не  пришлось куда-то ходить самим. Это знание пришло к  нам в  дом,  — рассказывает Марем.

Материнство, которое отсрочило обучение Марем, позже оказало поддержку в  открытии медресе. Именно на  средства «материнского капитала» семь лет назад во  дворе Марем и  построили здание духовной школы.

—  Вот этот угол, на  котором находится медресе, пустовал, и  я  сразу присмотрела его для строительства. Мой муж и  так всегда хотел сам построить мечеть или медресе. Вначале нас собралось примерно десять женщин, и  всех нас объединяло желание обучиться таджвиду,  — рассказывает Марем и  подзывает одну из  девочек.

—  Это Макуша, она начинала с  нами учиться, и  ей  тогда было всего пять лет. Сейчас она знает наизусть один джуз (одна из  тридцати частей Корана,  — авт.), хадисам обучилась, много знает сегодня и  вообще молодец.

 После открытия медресе у  мужской половины учащихся не  возникло проблем с  подбором преподавателей  — обучать их  начали сразу. Но  женщинам пришлось столкнуться с  проблемой  — мужчины не  брались им  преподавать, а  женщин-педагогов не  было.

—  Первое время некому было нас обучать. Как-то мы  узнали, что один наш сосед вернулся после получения религиозного образования в  Дагестане. Это был молодой человек, с  глубокими познаниями. После нашего предложения он  начал преподавать у  нас мальчикам, но  женщин обучать не  брался. Признался, что ему это будет очень неудобно. На  то  время мы  уже пошили себе ученическую одежду. Так как я  очень люблю зеленый цвет, то  остановились на  зеленых платьях и  белых химарах. В  нашем медресе к  этому преподавателю как-то в  гости приехали ученые из  Дагестана, один из  которых сам ведет медресе. Увидев нас, они сказали ему, мол, как вы  можете не  преподавать так красиво одетым женщинам. После этого он  и  начал нас обучать.

—  Бывало, что наш учитель сидит, сильно понурив голову, смущаясь перед нами. Обычно остальные ученицы буквально прятались за  моей спиной. Непосредственно таджвиду нас затем обучил Магомед-Башир Цолоев. После него нам преподавал и  один хафиз. Сейчас люди достаточно быстро осваивают таджвид, а  тогда у  нас это очень долго тянулось, из-за того, что все никак не  могли остановиться на  одном преподавателе. Только через два года мы  наконец-то освоили практику чтения,  — рассказывает Марем.

Марем с  улыбкой соглашается со  сравнением с  ансарками  — жительницами Медины, которые во  времена Пророка, да  благословит его Аллах и  приветствует, приходили к  нему за  обучением и  при этом испытывали смущение. Как известно, Пророк похвалил их  за  то, что, несмотря на  сильное стеснение, они были усердны в  получении знаний.

—  С  мужчинами было трудно. Пришлось преодолевать этот барьер. Если не  я, то  кто, считала я  тогда. Мы, конечно, сильно смущались и  наши педагоги не  меньше, но  все равно мы  все изучали тщательно, ценили каждое знание, которое мы  получали, и  у  всех был к  этому большой интерес. Наши первые учителя до  сих пор нас посещают, проверяют, интересуются нашей учебой. После обучения я  и  другие выпускницы стали преподавать здесь  же. Первое время к  нам приходили девочки. Два года назад у  нас появилась первая взрослая ученица. Это была наша соседка-бабушка. Она и  местную мечеть посещает, очень хороший человек. Призналась вначале, что ей  неудобно из-за своего возраста. Но  начала ходить, даже в  дождь шла. Как-то с  промокшими ногами пришла из-за дождя. Вот она и  проложила путь остальным, и  после нее начали ходить женщины,  — делится Марем.

Если некогда в  медресе не  нашлось учительниц, то  сегодня в  нем преподают пять его выпускниц, считая Марем. С  момента открытия чтению Корана в  нем отучилось более тысячи человек. Из  них, по  словам Марем, женщины составляют больше половины. В  данное время таджвиду здесь обучается двести человек. Марем старается обучать своих воспитанниц не  только Священной Книге, но  и  прививать им  нравственность, национальные традиции, среди которых особо следует выделить уважение к  старшим. Юные ученицы медресе, как правило, знают, как живется в  округе пожилым и  одиноким людям.

—  У  нас была соседка, больная бабушка, без детей, более старшие девочки в  обязательном порядке навещали  ее, помогали по  дому, уборку делали. В  Рамадан они ходили каждый день, чтобы ей  было чем разговеться. Они знают, чем живут все старики в  округе. Девочки сами стараются им  помогать, ухаживать, особенно если они одиноки. Мы  также часто проводим субботники на  ближайших от  нас улицах, наводим там полностью порядок.

Наравне с  таджвидом мы  прививаем нравственность, обучаем правильному поклонению. В  первую очередь я  обучаю девочек совершению намаза. Детально преподаем практику омовения, выполнения молитвы. После теории я  лично проверяю, как они совершают омовение, как молятся,  — отмечает она.

 У  Марем свой взгляд на  то, почему именно женскому обучению и  воспитанию необходимо уделять больше внимания. В  хрупких созданиях в  зеленых платьях и  белых химарах она видит не  только праведное и  благополучное будущее их  самих.

—  Если воспитываешь мужчину, то  воспитываешь одного человека, если  же воспитываешь женщину, то  воспитываешь нацию. Дети соответствуют тому воспитанию, которое им  дали женщины. Если женщина будет сильна в  исламе, то  она все в  доме приведет в  должный порядок. Она будет знать, как правильно относиться к  своим детям, своему мужу, создаст в  доме богобоязненную атмосферу и  будет проявлять покорность Аллаху, сможет привить ее  детям и  напутствовать  им, чтобы они неустанно соблюдали эту покорность. Это, повторюсь, если она будет сильна в  исламе. Если этого не  будет, то, что  бы мы  ни  говорили, женщина в  своем собственном доме будет как деревце, которое постоянно раскачивает ветер. И  если не  будет этой твердости, то  при возникшем разладе женщина легче пойдет на  развод. Если  же она соблюдает предписания ислама, то  это будет придавать ей  терпения, она не  будет спешить с  принятием решений, прежде хорошо поразмыслит. С  более взрослыми воспитанницами мы  много говорим о  правильном выстраивании семейных отношений. Напоминаем о  том, как женщина должна вести себя по  отношению к  своим близким. Я  им  всегда говорю, чтобы они не  сдавались перед трудностями, выносили их  с  терпением, и  в  таком случае они непременно одержат победу.

Какая-то определенная часть женщин должна быть сильна в  исламе, сильна духом. Если среди двухсот женщин окажутся десять или двадцать таких женщин, то  это большое достижение, так как они воспитают в  этом духе своих детей. Вот недавно, я  очень обрадовалась, узнав, что моя ученица тоже открыла медресе и  начала преподавать. Для меня это большой праздник.

 Марем старается не  обходить стороной различные мероприятия, которые могут быть полезны для ее  воспитанниц. Когда она узнала, что в  Ингушетии будет проходить конкурс незрячих чтиц Корана, то  решила, непременно почерпнуть из  него назидание.

—  К  знаниям должны стремиться все. Вот недавно у  нас прошел конкурс среди незрячих чтиц. Я  туда повела девочек больше для того, чтобы они задумались над некоторыми вещами. Их  очень впечатлило увиденное, то, что эти незрячие девочки и  женщины смогли научиться читать Коран. Когда они увидели слепую девочку-хафизу, то  сильно удивились, не  отходили от  нее. Для девочек участницы стали большим примером. Именно после этого многие ученицы пересмотрели подход к  учебе, стали намного лучше учиться, с  большим интересом.

 Марем и  ее  супруг не  остановились на  достигнутом. В  этом году в  священный месяц Рамадан их  стараниями свои двери открыло еще одно медресе в  Назрани. Его также посещают не  только мальчики и  юноши, но  и  девочки. Кроме того, в  поселении Экажево при мечети уже в  данное время возводится третья по  счету духовная школа, которая по  своей площади будет самой крупной из  трех. И  все это в  рамках «семейного предприятия»  — исключительно на  средства семьи для общей семейной цели  — довольство Аллаха.

—  Уже после двух месяцев открытия наше новое назрановское медресе заняло первое место в  республиканском конкурсе по  чтению Корана среди мальчиков, а  воспитанники этого медресе там  же завоевали второе место,  — делится Марем.

Марем всего 37  лет, а  ее  старшему сыну уже 19  лет, и  он  выпускник республиканского исламского института. Жизнь своих четверых сыновей она прочно связала с  религиозными знаниями. Второй и  третий сыновья учатся в  этом  же институте, а  самый младший в  свои восемь лет выучил наизусть половину Корана и  свободно разговаривает на  арабском языке. Мать уверена, что и  он  окончит исламский вуз. Марем уверяет, что интерес к  исламу они проявляют сами.

На  вопрос о  том, собираются  ли они открывать еще медресе, Марем улыбается.

—  Это моя жизнь, я  этим дышу, если  бы я  это не  любила, то  мне было  бы неинтересно в  жизни. Я  помню о  том, что предстану перед Аллахом и  хочу, чтобы мне было, что сказать Ему, когда меня спросят, что я  сделала на  этой земле. Хочется, чтобы я  могла сказать, что я  сделала хоть немного ради Него, хотя я  не  знаю, как это будет перед Аллахом.

Мы  безгранично благодарим Аллаха за  то, что у  нас все это получилось. Только мы  приложили небольшое усердие, как Аллах превратил это во  что-то более масштабное. От  этой жизни нам абсолютно ничего не  нужно, никакой роскоши, вот это мы  считаем истинным богатством всей земли. Когда я  вижу этих девочек, то  с  сердца снимается весь груз, даже болезни отступают,  — говорит она.

В  ближайших планах Марем  — увидеть своих трех учениц хафизами. Этого она, по  ее  признанию, ждет как праздника…

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь